Общественное и политическое устройство в книге Нила Стивенсона «Алмазный век»

Панархия довольно слабо репрезентирована в художественной литературе, что является не последней причиной почти полного отсутствия такого варианта политического устройства в массовом сознании, однако мне удалось найти книгу, в которой экстерриториальные контрактные юрисдикции, заменившие традиционные государства, составляют важную часть сюжета — это «Алмазный век» Стивенсона. Формально книга является вторым томом дилогии «История будущего», однако сюжетно две книги составляющие дилогию никак не связаны, а их повествование разделяет несколько поколений и технических революций. 

Мир Алмазного века — это наш мир в конце 21 или начале 22 века, прошедший через целый ряд новых кризисов, войн и глобальных потрясений, сопутствующих распаду старых и появлению новых политических систем. Сквозной сюжет романа, как это часто бывает в подобных политических памфлетах, маскирующихся под художественную литературу, интересен в гораздо меньшей степени, чем упоминаемые по ходу действия локации, технологии, сюжетные ответвления и, что гораздо любопытнее в данном случае, описываемое политическое устройство. 

Переломным моментом истории данного мира стало развитие технологий наносборки, а точнее появление двух конкретных изобретений — Матсборщика, представляющего собой компактный 3д-принтер, способный помолекулярно собирать объекты согласно загруженной в него программе, и Источника, представляющего собой огромный очистительный промышленный комплекс, потребляющий грязные воду и воздух и помолекулярно разделяющий их на идеально очищенные фракции, подаваемые по специальным линиям подачи ко всем подключенным к ним матсборщикам. 

С одной стороны это фундаментальным образом удешевило товары и материалы, многие из которых стали практически бесплатными (синтетическая еда в общественных местах стала бесплатной полностью), с другой — привело к появлению нанороботов с около нулевой себестоимостью, контролировать производство которых стало практически невозможно, что повлекло за собой нанотехнологические войны, терроризм и воздух крупных городов, в буквальном смысле кишащий невидимыми для глаз наномеханизмами, со всеми сопутствующими проблемами (Гениальное прозрение Covid19 за 25 лет до глобальной пандемии). 

Причины упадка старых национальных государств в тексте прямо не указываются, но из нескольких диалогов можно понять, что таких причин было несколько — распространение неотслеживаемых анонимных средств связи (ну а как же) и передачи денег (привет криптовалютам, предсказанным за 15 лет до появления), нанотехнологические войны, вызывавшие массовые пандемии (именно так) и бегство людей из крупных городов, неприспособленных к новых реалиям. 

Первыми людьми, уходившими в глушь и селившимися на отдаленных хуторах стали «Одинокие орлы», в которых легко читаются американские либертарианцы и консерваторы, исповедующие принцип “Hippity Hoppity, Get off my property” и стреляющие на поражение в названных гостей и неосторожных посетителей. Примерно в это же время возникает Первая Распределенная Республика — анархистский проект добровольного экстерриториального государства, членами которого становится большинство «Одиноких орлов» и других беженцев из старых национальных государств. ПРР  была создана программистами и «софтверными магнатами» и, судя по всему, имела какой-то аналог биткоина и блокчейна в качестве средств создания и фиксации ценности, однако не имела какой-то скрепляющей идеологии и быстро распалась на множество отдельных форков. 

Объединение по экстерриториальным культурным или идеологическим принципам вскоре стало нормой и такие крупные объединения, общины, племена, землячества или «филы» стали новой социальной структурой, скрепившей распадающиеся общественные порядки. Был создан Общий Экономический Протокол, закрепляющий неприкосновенность прав собственности, порядки судебных разбирательств между филами, границы их юрисдикций, а также запрещенные (опасные) виды нанотехнологий. Появились даже Силы Поддержания Протокола — что-то наподобие миротворческих сил ООН, главной целью которых стало сдерживание нанотехнологического терроризма и других глобальных опасностей, которые может повлечь нарушение Протокола. 

Разумеется, далеко не все филы вошли в Протокол, а также далеко не все филы стали объединениями на идеологическом или культурном принципе, появилось множество «синтетических фил» — временных объединений на основе общей деятельности, технологии, религиозном сектантстве или той или иной заумной идее. 

Также не все территориальные государства полностью распались — большая часть романа происходит в Китае, распавшимся на два государства: Поднебесную и Прибрежную Республику. Поднебесная — наиболее бедная крестьянская часть материкового Китая — осталось практически не у дел (никакой нужды в дешевой рабочей силе в таком мире уже не осталось), другое дело — Прибрежная Республика, почти полностью составленная из свободных экономических зон, предоставляющих в аренду территории для всевозможных фил, плебов (людей не ассоциированных ни с одной филой) и других объединений, вольных возводить там собственные анклавы и мини города-государства, действующие в рамках Общего Экономического Протокола, за нарушение которого имеет право карать местная полиция. 

Другие старые государства в этом мире, судя по всему, устроены аналогичным образом: упоминается Ванкувер, территории которого также поделены между стандартизированными анклавами разных экстерриториальных юрисдикций. 

А вот новые крупнейшие государства-филы — неовикторианская Новая Атлантида (корпоративная монархия со строгими культурными нормами, подданные которой называют себя «новыми алтантами») и Ниппон (почти не описан, но можно догадаться, что это конгломерат японских дзайбацу) — чисто островные государства, построенные на искусственных островах, создание которых сильно ускорилось благодаря нанотехнологиям. 

Немного больше фактуры: 

Новая Атлантида представлена выстроенными с нуля по единому общему плану городами-государствами (по сути, городами-чартерами), расположенными на искусственных островах возле крупнейших старых мегаполисов (Называются они соотвественно: «Атлантида Шанхайская», «Атлантида Ванкуверская» и т.д.). Каждый такой город управляется лордом-привилегированным акционером, а сама фила представляет собой смесь монархии и транснациональной корпорации во главе с Королевской семьей и владеющей крупными пакетами акций аристократией. Ниппонские островные города, судя по всему, устроены аналогичным образом, но с японской культурной спецификой. 

На побережье возле искусственных островов располагается буферная зона из Арендованных Территорий, представляющих собой свободную экономическую зону, арендуемую у местного территориального государства различными мелкими филами и просто жилищными товариществами, среди которых встречаются самые разнообразные, например: 

  • Город Мастеров, внутри которого запрещены технологии матсборки и все жители заняты производством хэнд-мейд товаров для продажи в Новую Атлантиду;
  • Сендеро — небольшой филиал КНДР (на самом деле маоистская коммунистическая секта);
  • Филиал Ватикана, занимающийся благотворительностью и содержащий лечебницу для людей с поражениями дыхательных путей из-за слишком частого взаимодействия с наночастицами;
  • Всевозможные этнические филы;
  • И т.д. 

Общее разнообразие фил, в том числе не входящих в Общий Экономический Протокол, еще шире: 

  • Среди форков Первой Распределенной Республики существует Реформированная Распределённая Республика, главной идеологией которой является децентрализованная координация и взаимоподдержка: вступающие в нее члены раз в несколько лет проходят специальные испытания, требующие скоординированности и доверия между ничего не знающими друг о друге людьми (Пример испытания: одному участнику говорят зайти в назначенное место в 17:00, взять со стола револьвер, приставить к виску и спустить курок, а второму придти в то же место в 16:45, вытащить из револьвера патроны и выйти из комнаты);
  • В разветвленных подводных туннелях, выполненных из легко разворачиваемых пластиковых трубок, живет племя Барабанщиков, существующее в полубессознательном состоянии и объединенное в некое подобие коллективного разума с помощью не очень совершенного распределенного нейроинтерфейса;
  • Внутри больших городов существуют ячейки синтетической филы «КриптоНет», официально занятые обслуживанием узлов анонимной криптографической сети, на практике же представляющие из себя децентрализованную технологическую корпорацию, разрабатывающую куда более подрывные технологии. 

В конечном счете

Можно сказать, что это чистая фантастика, не имеющая никакого отношения к сегодняшнему дню — нанотехнологии, матсборщики, легко возводимые искусственные острова… всего этого нет даже на горизонте. Однако вся эта экономика неопределенного будущего вполне может быть прочитана как метафора, очень хорошо ложащаяся на наши дни: 

  • Промышленные Источники — это естественные монополии технологических гигантов, владеющих суперкомпьютерами и огромными серверами, которые по «линиям подачи» интернет-провайдеров подают нам контент в виде социальных сетей, облачных сервисов и других онлайн ресурсов, на которые завязана значительная часть нашей социальной жизни, а также работа бесчисленного множества других корпораций. 
  • Матсборщики — это собственно персональные компьютеры, подключенные к этой глобальной сети Источников, каждый из которых потенциально способен произвести любой контент, но ограничен вычислительными ресурсами, и вполне способен производить потенциально опасные программы и компьютерные и медийные вирусы, угрожающие обществу и провоцирующие бесконечную гонку вооружений. 
  • Филы — естественное решение проблемы гражданского контроля, превращающее экстерриториальные технологические корпорации из нацеленных исключительно на прибыль коммерческих структур в новые распределенные республики, имеющие стержень из идеологии, культурных правил, законов, судебной системы, разделения властей и внутренних демократических или иных эволюционирующих механизмов государственного управления. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s