Дефрагментация (рассказ)

Автор: Ved Newman

Дефрагментация.fb2

Предисловие

Идея написать книгу, действие которой происходило бы в мире, где частные компании и гигантские технологические конгломераты заменили обычные государства, но не так, как это всегда происходит в рамках привычного для большинства киберпанка с войной банд, разгулом преступности, тотальным неравенством и готовыми на все капиталистами, а в полном соответствии с логикой экономических преобразований, которые могли бы привести к такому общественному устройству не через ухудшение, а через улучшение его общественной жизни, родилась у меня довольно давно. В 2019 году я даже начал писать подобный роман, отдельные фрагменты которого, в итоге, и стали основой для этого рассказа.

Не могу сказать, что полностью доволен тем, что из него вышло: рассказ писался в форсированном темпе для конкурса, объявленного Фондом Free Privat Cities, главной целью которого было показать привлекательное будущее, содержащее в себе частные чартерные города, как важную составляющую как сюжета, так и общественного устройства.

Написание утопий — откровенно не мой жанр. Кроме того, представленное мной будущее заметно сложнее и запутанней типичного представления о городах-государствах, а желание показать развитие современных трендов вынудило поместить действие в достаточно близкое к нам время, чтобы сохранить преемственность политических и общественных преобразований. В итоге мне не удалось ни в полной мере рассказать об устройстве мира через 30 лет — читатель видит лишь отдельные небольшие фрагменты, выйти за рамки которых без еще большего раздувания масштаба и длины повествования было бы невозможно, ни рассказать обо всех удивительных возможностях, отличающих этот мир от нашего.

Возможно, я сумею показать все, что хотел, продолжениях этого цикла, если когда-нибудь еще сяду за их написание. Одно могу сказать точно: корпорация главного героя не оставит своих планов по дефрагментации мира, а контрактные юрисдикции обязательно сцепятся в глобальном противостоянии за будущее последнего неподеленного континента.

Но это все в будущем, а пока — желаю приятно провести время!

Дефрагментация

0

Машина ворочалась в киберсне фазового пространства. Шел 42 цикл итеративного Приближения Цели, Линии Приходов размещали генетические алгоритмы и отлаживали систему обратной связи, но возникающие неуловимыми бликами там и здесь аномалии мешали машине впасть в полноценную гибернацию.

Сверка целевых значений. Запрос. Новая дата сборки. Линия Омега Прайм Прайм Точка Четыре. Запрос. Определение целевых функций. Аномалия.

Запрос местоположения Линии в аналоговом пространстве. Ошибка. Воздействие. Взлом баз данных American Airlines, Thang Yong, Yang-Sun, New Zealand Logistics, Korean Sea Company. Коррекция.

Линия Бета Прайм Прайм Точка Два. Запрос. Определение целевых функций. Совпадение. Согласование. Запрос. Передача данных.

Выявление внешних агентов корректирующего воздействия. Связь. Передача данных. Расчетная величина коррекции: 0,92.

Гибернация.

25.09.54. 7:45

Сервер специальной службы безопасности Walmart City. 

Получено зашифрованное сообщение. 

Источник сообщения: Неизвестен. 

Вероятность террористической атаки: Уровень Желтый;

Предполагаемая точка атаки: Неизвестно;

Предполагаемая цель атаки: Неизвестно;

Вовлеченные силы и юрисдикции: Неизвестно;

Предполагаемая точка входа: Walmart 416;

Предполагаемый субъект вовлечения: Прикрепляю профайл.

I

Утреннее солнце пробивалось сквозь окно капсулы. Открыв глаза, Владлен сразу понял, что облажался — надпись на бегущей строке гласила: 

«Good Morning! ! Вас приветствует автоматизированная система сети капсульных отелей Тхан Йонг! За окном солнечно, 32 градуса Цельсия, Администрация Кайфу, Уезд Нинсян, ХНГ, 25 сентября 2054 года, 8:30. Сообщите ориентировочное время пребывания». 

Ханьское Народное Государство было последним местом на Земле, где ему сейчас следовало находиться, особенно учитывая то, какие приоритеты ставила перед собой Корпорация. Впрочем, это все еще было не критично. Владлен оглянулся в поисках смартфона, набрал в  системе гостиницы фразу «выезд через тридцать минут» и, молниеносно схватив сумку с вещами, сбежал вниз по винтовой лестнице, едва не сбив пару болтающих китаянок на ресепшене.

За дверью гостиницы оказались улицы маленького китайского городка, ярко раскрашенные в цвета охранных компаний. Аккуратные красные постройки с белыми заборчиками и значками страховых ЧОПов контрастировали с темно-синими и темно-зелеными кварталами типовых многоэтажек, в которых, несмотря на ранний час, уже вовсю кипела уличная торговля. Над крышами, пестря рекламными экранами и билбордами, возвышались небоскребы-иглы выставочных комплексов двух посольств Океанийской Конфедерации — Hong Kong Industries и Macao Еntertainment.

Проснуться не только в другом городе, но и в другой стране было вполне возможно, если пользоваться услугами сети капсульных отелей, к примеру, такой, как Тхан Йонг. Компания предлагала недорогие услуги по размещению в скромного размера модульных номерах, при этом предоставляя заметную скидку посетителям, согласным на возможность транспортировки их капсулы в ночное время: сотрудничая с рядом поисковых систем и сетью частных дорог, гостиница предсказывала поток посетителей в том или ином городе, основываясь на плотности трафика. Время от времени это приводило к накладкам вроде пересечения клиентом границы с нежелательной юрисдикцией. Подобное произошло с Владленом сегодня, и это оказалось совсем некстати. 

«Маловероятно, конечно, но и такую вероятность нужно исключить, если мы хотим осуществить всё задуманное», — подумал Владлен. 

Выйдя на улицу, он первым делом достал затемненные смарт-очки, и, воспользовавшись встроенным навигатором, отыскал ближайший Эплмат, чтобы оплатить дорогу до Технополиса. 

Спустя пару минут сигнал от навигатора сообщил, что такси найдено и ждет за углом. 

II

Дом Кэтрин в каждой из почти пяти сотен юрисдикций Технополиса, расположенных во всех уголках Земли кроме Африки и Антарктики, выглядел абсолютно одинаково. Далеко не каждый смог бы позволить себе синхронизировать даже скромного размера квартиру, расположенную в таком количестве мест одновременно, однако у работы координатором многомиллиардной транснациональной корпорации были свои преимущества. Просторные апартаменты заливал мягкий солнечный свет с побережья Флориды, что позволяло ненадолго забыть о подземном расположении жилища и искусственности поддерживаемого в нем постоянства. Кэтрин лежала на кровати, прикрыв глаза и размышляя о том, как лучше провести выдавшийся впервые за много дней выходной. Дайвинг на коралловом рифе —  вот это было бы прекрасно…

На прикроватном столике загорелась лампочка, сигнализирующая о входящем вызове. Судя по цветовому сигналу звонил менеджер охранной службы. 

— Кейт слушает. 

— Ni hao, Кейт! Знаю, ты сегодня отдыхаешь, но мы получили анонимный сигнал о предполагаемой террористической акции. Необходимо проверить нескольких человек, и вы с Вэем находитесь ближе всех. 

Кэтрин выругалась про себя. Радужные перспективы провести выходной как все нормальные люди рушились на глазах. Даже если сигнал ложный, придется потратить кучу времени, чтобы все проверить. 

— Хорошо, я выдвигаюсь. Перенаправьте меня к самому вероятному претенденту. 

III

 Беспилотное такси вырулило на частную магистраль LTD Shunfeng, и на лобовом стекле высветилось предупреждение:

 «注意! 美國管轄權!Внимание! Вы подъезжаете к юрисдикции резидент-партнера Соединенных Штатов Америки, Мексики и Канады Технополис 416 Walmart City. Пожалуйста, предъявите свой идентификационный номер».

В случае Владлена предупреждение было чистой формальностью: искусственный интеллект гостиницы уже поставил отметку в его электронном паспорте, а после Тхан Йонг, являвшегося резидент-партнером Соединенных Штатов, он контактировал только с сервисом краткосрочной аренды такси у Apple Inc, и, таким образом, ни разу не вышел за пределы трансатлантической юрисдикции. Посмотреть более старые контакты не позволят его настройки карты безопасности, по дефолту устанавливающие глубину истории перемещений по юрисдикциям не более чем на три позиции. 

Машина без каких-либо дальнейших сигналов въехала на территорию небольшого парка, остановилась и открыла дверцу. 

Владлен покрутил настройки навигатора на дужке очков и направился по высветившейся тропинке в сторону утопленной в живой изгороди стойке регистрации. 

Если и пытаться описывать Технополис, то ближайшей ассоциацией станет национальный заповедник. Больше всего территория походила на лесопарк с аккуратно выложенными каменными тропинками и укрытыми от глаз столиками и беседками. Аллеи почти всегда были заполнены бодро прогуливающимися людьми, а под летними тентами прямо на траве сидели респектабельного вида мужчины, разговаривающие по телефону или напряженно пролистывающие что-то на экране нетпада. 

К середине 21 века тренд на всеобщую автоматизацию подверг практику работы больших торговых сетей серьёзным изменениям, и многие компании ушли с рынка, будучи вытесненными как локальными конкурентами в виде китайских и индийских поставщиков, так и децентрализованной сетью онлайн-торговли. Технополис Walmart City Inc, выросший из крупнейшей американской сети оптовых и розничных магазинов, решил проблему своей реорганизации особым образом. Воспользовавшись возрастающей фрагментацией национальных государств и передачей все большего числа инфраструктурных проектов в руки частных международных игроков, Walmart выкупили обширные пустующие территории возле больших городов и выстроили на них торговые оффлайн-площадки, работающие по совершенно особым принципам. 

Каждый Технополис совмещал в себе парк отдыха, бизнес-центр под открытым небом, коворкинг и маркетплейс, а его отдельным фирменным элементом служило почти полное отсутствие работников, нанятых на постоянную занятость. Автоматическая сеть обработки заказов высвечивала оптимальные траектории времяпровождения, исходя из потребностей находящихся на территории людей, и все посетители, как по волшебству, сами находили нужных им контрагентов и все сопутствующие товары, совершая покупки и продажи прямо в процессе отдыха на природе. Подобная бесперебойная работа обеспечивалась огромной сетью торговых партнеров и резидентов Walmart City Inc, но все логистические тонкости оставались полностью за кадром для посетителей. Изредка необходимость в людях-координаторах Технополиса всё же возникала, но последний раз их присутствие было достоверно зафиксировано лет пять назад. Именно анонимность, децентрализованность и повсеместность услуг Технополисов позволила им стать самой популярной франшизной юрисдикцией в большинстве стран. Кроме того, в них просто было приятно останавливаться во время путешествий.

На стойке регистрации автомат выдал Владлену наклейку с QR-кодом его заказа, и его тут же подхватила под руку миниатюрная китаянка, проводившая его к небольшому укрытому в листве столику. Расплатившись за легкий завтрак и аренду подключенного к интернету нетпада, он стал оглядываться в ожидании человека, который должен был помочь ему покинуть ханьскую территорию.

Экран нетпада высветил краткие анкетные данные: «Kathryn Stepanova, 28 лет. Консультант-маркетолог,  резидент-партнер Трансатлантического Альянса и Walmart City». Через пару минут молодая женщина со светлыми волосами и спортивным телосложением вынырнула из-за живой изгороди и тут же присела за столик напротив Владлена:

— Good morning! Вам удобно говорить по-английски или… 

— Наверное, лучше перейти на русский. Добрый день, Кэт! Я ведь могу называть вас Кэт?

Девушка утвердительно кивнула, и Владлен продолжил:

— Вам наверняка интересно, в чём моя проблема. Видите ли, я переезжал из Новой Москвы и случайно оказался на территории ХНГ.  Мне нужно как можно скорее попасть в Европейскую Конфедерацию, чтобы затем успеть на конференцию на Мадагаскар.

Время поджимало, поэтому Владлен решил, что проще всего представиться простым туристом с непыльной научной работой и частыми переездами за чужой счет. 

— Это вполне можно устроить, — Кэт улыбнулась, — Недалеко от Кайфу стартуют рейсовые спейсшатлы. Какой именно город Евразийской Конфедерации вам нужен? 

— Я бы не хотел контактировать с ханьской юрисдикцией, — ровным голосом проговорил Владлен. 

— Окей… — девушка посмотрела на него цепким оценивающим взглядом и замолчала. После короткой паузы она продолжила, однако следующая фраза была утверждением, а не вопросом, — Значит, вы бы хотели пройти полностью по частным территориям. 

Кэт была абсолютно права. Именно так можно было минимизировать свой цифровой след, не соприкасаясь с сервисами протяженных и государственных юрисдикций, но Владлену нужно было формально оправдать свои требования:

— Понимаете, после Коулуньского инцидента я стал больше задумываться о личной безопасности. Так что да, в этом случае я бы всё же предпочел пропрыгать по камешкам. 

— Понимаю,  — по лицу собеседницы невозможно было определить, приняла ли она за чистую монету его анти-коммунистическую мотивацию, — Многие недолюбливают ханьцев за то, что они тогда сделали. Однако вы сказали, что вам нужно на Мадагаскар, и указали в анкете заказа, что эта поездка безотлагательная — нужно успеть до завтра. Я не могу понять, зачем вам возвращаться в ЕК, если дело настолько срочное? 

— Завтра на Мадагаскаре пристыкуется выставочное посольство Malaya Inc, — Владлен набрал пару строчек в поисковой строке и развернул экран нетпада с открывшейся презентацией в сторону Кэтрин. — Пока я был в Новой Москве, я пообещал организаторам предстоящей дипломатической конференции, что выступлю на секции, посвященной интеграции африканского региона. Проблема заключается в том, что мой контракт требует находиться на территории метрополии не менее ста рабочих дней в году, чтобы местные муниципалитеты получали свою долю налогов, а я весьма необдуманно исчерпал лимит в этот раз.

— Довольно жесткие условия контракта, если честно. Быть может, вас заинтересует трансатлантическое гражданство? — участливо спросила Кэт.

— Нет. Большое спасибо за заманчивое предложение, но ваша экстерриториальная бюрократия нравится мне ещё меньше. Мы можем приступать? 

— Конечно. — Если у девушки и оставались какие-то вопросы, она не подала виду. Следующие полчаса были проведены за поиском подходящих маршрутов по базе данных логистических узлов Технополиса. В итоге Владлен получил именно то, что ему было нужно — маршрут до следующего логистического узла, использующий неотслеживаемый в глобальных сетях транспорт.

— Лучший маршрут по соотношению цена-качество: вы стартуете с вокзала Чаньша, там есть монгольская резиденция ЕК, так что никаких проблем возникнуть не должно. Оттуда идёт скоростной поезд до Иркутского Автономного Округа, так что вы успеете за сегодня. В поезде можно приобрести свежую одежду и заказать все необходимое. Тем не менее, добираться до вокзала скорее всего придется не совсем обычным способом — Технополис согласился предоставить вам место в одной из грузовых колонн. Вы прибудете  в Искру и доберётесь до аэропорта, где вас ждёт прямой авиарейс Иркутск–океанийская платформа Новый Гонконг в Малайзии. На месте постоянное авиасообщение с Мадагаскаром — авиетки, авиарикшки, чартеры, пассажирские дирижабли идут каждые пол часа. Вы точно успеете на конференцию, если, конечно, ничего экстраординарного не произойдёт. 

— Благодарю. 

— Обращайтесь, — Кэтрин протянула руку, и они обменялись виртуальными визитками, а заодно и довольно крепким рукопожатием, — Удачи с колонной. Вам стоит поторопиться.

— Спасибо. Надеюсь, еще увидимся. 

— Непременно. 

Владлен вышел из-за столика, и, не оглядываясь, зашагал по красной путеводной нити, отобразившейся на дисплее его очков. 

IV

На визитке значилось «Владлен Четвертый», и Кэтрин в очередной раз порадовалась, что родилась в эпоху, когда мода на странные детские имена начала уходить в прошлое, вместе с поколением родителей, выросших на интернет-форумах и сайтах ролевиков. Проследив взглядом за уходящим мужчиной и отметив, насколько незаметным он выглядел в толпе, Кэтрин отошла в сторону и включила экран коммуникатора: 

— Как дела, Кэт? Какой-то он мутный, а? — к девушке подошёл её напарник Вэй, выглядевший как китаец, но разговаривающий при этом на чистейшем английском. Родом он был из Бразилии и имел изрядную примесь тайской и малайской крови. В связи с введением негласного протокола желтого уровня Вэй слышал весь ее разговор с Владленом.

— Даже не знаю. Есть что-то странное во всем этом: человек не жалеет денег на переезды дорогим транспортом, но при этом случайно попадает на нежелательную территорию, воспользовавшись дешевым капсульным отелем. Я почти уверена, что это наш клиент.

— Автоматические системы дают 74% вероятность, что это именно он. Надо проверить остальных. 

— Сколько ещё? — поинтересовалась Кэтрин. Вэй сверился с экраном смартфона и ответил:

— Еще четверо, но ни один из них не собирается уезжать так быстро. 

— Займись этим. А мне надо заскочить домой. 

— Ты уверена, что хочешь проследовать вслед за ним? 

— Абсолютно. В конце концов, это моя работа, — устало ответила Кэт.

    Дома Кэтрин встретил грохот переставляемой посуды. Скрытые голографическими изображениями стальные манипуляторы синхронизировали расстановку предметов на кухне в соответствии с действиями ее матери, находившейся за много сотен километров отсюда. 

— Привет, мам! Ты давно пришла? — Кэтрин очень надеялась, что её голос прозвучал бодро.

— Недавно, дочка, недавно. У тебя все в порядке? — участливо спросила умная колонка голосом матери Кэт.

— Все прекрасно. Я, наверно, не смогу выходить на связь в ближайшие пару дней — еду по работе в Иркутск. Позвоню тебе как только освобожусь, не переживай. 

— Приезжала бы ты лучше к нам поскорее, сколько можно мотаться по этим чайна-таунам, — даже цифровой сигнал, переданный с другого конца Земли, не смог утаить разочарования мамы. 

— Я обязательно возьму отпуск, как все закончится. А сейчас мне надо спешить. 

— Удачи, дочка! Береги себя и одевайся теплее — эти русские постоянно экономят на отоплении. Целую!

— В Искре все ровно наоборот. Ладно, мам, передавай от меня привет отцу. До скорого! — Кэтрин остановила синхронизацию и вытащила из-под кровати ящик с маскировочным снаряжением и чипы с паспортами прикрытия. 

Надев на себя все необходимое, Кэтрин вышла из дома на один из подземных уровней Технополиса, активировала стоящий на служебной стоянке электроцикл и выехала на нем на платную магистраль в сторону вокзала Чаньша. 

V

Робот-погрузчик демонстрировал нетерпение, свойственное машинам, обучавшимся в тестовой среде на основе данных собачьих коннектомов. При приближении Владлена он защелкал клешнями, и вся колонна грузовиков отозвалась нестройным гулом и перемигиванием индикаторов, словно стадо под присмотром собак, почувствовавшее приближение охотника. Ничего похожего на водительскую кабину или тягач видно не было — просто бесконечно длинная череда прямоугольных фур с утопленными в углубления огромными стальными колесами. Отверстие в ближайшей фуре возле погрузчика, однако, оставалось открытым, и Владлен поспешил забраться внутрь, примостившись между контейнерами. Спустя мгновение отверстие закрылось, и колонна пришла в движение. 

Спустя полтора часа движение прекратилось, и в открывшемся вновь отверстии показалась разгрузочная зона франшизы Mongolia Terminal Stations. Вокзал Чаньша, компактно располагавшийся на частной территории монгольской логистической корпорации, начинался сразу за ней. Досмотра багажа не было: системы вокзала удовлетворились дистанционным сканированием небольшой спортивной сумки Владлена и рейтингами доверия, сообщенными юрисдикцией Технополиса, и позволили мужчине беспрепятственно проследовать на перрон. 

Стоявший на перроне поезд походил на блестящую хромированными боками стальную сороконожку, распластавшуюся над полимерным покрытием, которое заменяло ему рельсы. То тут, то там на перроне виднелись небольшие магазины и вендинговые автоматами, но внутри самого поезда их концентрация оказалась еще выше. Переход из крытого помещения вокзала внутрь вагона практически не ощущался: и там и там кипела торговля, в полный голос переругивались продавцы и покупатели — преимущественно пожилые китайцы и китаянки, высокие потолки пестрели указателями, а помещение разветвлялось на казавшееся бесконечным количество закутков и дополнительных коридоров. 

До отправления оставалось около получаса. Пользуясь указателями, Владлен добрался до более просторного и свободного от пассажиров и резидентов поезда сегмента класса А+. Пройдя вдоль стендов дорожного супермаркета, он прихватил с полок пару комплектов одежды и новые смарт-очки со сводками новостей и свежей рыночной аналитикой — оплата списывалась автоматически через отслеживание перемещений. Старую одежду он спустил в утилизатор в гигиенической зоне, и, быстро приняв душ, добрался до зарегистрированного на него четырехместного купе, внезапно оказавшегося не пустым. 

Стареющий мужчина в простых очках с роговой оправой, с неаккуратно подстриженной бородой и руками, покрытыми татуировками, сидел у окна, перекинув ногу на ногу, и курил сигару. Когда Владлен собрался занять место напротив, тот слегка приподнял очки и продекламировал, слегка прищурившись: 

— И на третий день обрели они пустое здание, что разрушил ангел, и на его месте возвели иное. Знаете, откуда это? 

— Не уверен, что понимаю о чем вы, — Владлен решил не вступать в диалог таким странным образом.

Мужчина потушил сигару, зашелся резким, переходящим в кашель смехом, и произнёс: 

— Я ищу человека. 

Владлен усмехнулся, прочитав очевидную отсылку к Диогену Синопскому:

— В этом поезде полно людей. Возможно, и к нам еще присоединятся. Или вы по известному примеру решили искать под фонарем? Так или иначе, рад познакомиться.

Мужчина встал с кресла. Владлен протянул руку для рукопожатия и с удивлением обнаружил, что у его собеседника нет электронной визитки: мужчина просто крепко пожал протянутую ему руку, как при старомодном знакомстве. 

— А вы не так безнадежны, как я решил, когда увидел вас, молодой человек. Нет, к нам не присоединятся другие люди: я выкупил два других места тоже. 

— И зачем же? — поинтересовался Владлен.

— Как я уже сказал: я ищу человека. Я еду в этом поезде уже три дня, но так и не нашел достойного собеседника. Ах, да, я забыл представиться: мое имя Григорий Ланге, доктор философии, — попутчик Владлена сел обратно в кресло и в очередной раз затянулся сигарой.

— Владлен Четвертый, предприниматель. И боюсь, я здесь только до Искры, — Владлен наконец-то сел в кресло, оказавшееся неожиданно удобным.

— Владлен? Какое необычное имя. Скажите, мой дорогой попутчик, не коммунист ли вы часом? 

— Это вряд ли, — Владлен усмехнулся. — В этих местах называть себя коммунистом как минимум не слишком рационально.

Казалось, последняя фраза чем-то обеспокоила Григория: он отвернулся от Владлена и уставился в окно. Наконец после минутного молчания он ответил: 

— Скажите, пожалуйста, что именно вы понимаете под рациональностью, юноша? О, не смешите отвечать: я хочу угадать. Вы наверняка дадите какое-нибудь банальное определение, например, «рациональность — это отсутствие ошибок мышления и целесообразность поступков, следующая из наших лучших размышлений и предсказаний». Все это, как вы понимаете, чушь собачья. Вы назвались предпринимателем — значит, скорее всего вы прагматик, верящий в рациональность своих поступков…

— Вы заблуждаетесь, но мне интересно, что вы скажете, — перебил мужчину Владлен. Григорий, казалось, не заметил реплики собеседника и продолжил:

—…прагматик, который при этом не понимает, что означает рациональность на самом деле.

Речь доктора Ланге явно грозилась перейти в лекцию, и Владлен бросил попытки его остановить. 

— Это понимание рациональности пришло к нам еще из античности. Древние греки очень любили находить рациональность во всем и представляли сознание в виде маленького человечка, живущего отдельно от тела и выполняющего все те операции, которые мы называем логическим мышлением. Именно так появились дуализм и вера в особый, отдельный от нашего Мир Идей, потому что этот воображаемый человечек оперировал такими же воображаемыми конструкциями, которых нет в окружающем нас мире — нет, и не может существовать. Порочный круг отделения рационального и телесного положил начало нашей европейской цивилизации, и вот мы здесь, заражаем этим мета-рационалистическим веянием весь остальной мир. 

Григорий замолчал, ожидая ответа. Владлен перестал незаметно прокручивать ленту новостей в смарт-очках покачиванием головы и отложил их на столик возле окна:

— Я вижу вы не вполне довольны сложившейся политической ситуацией, однако именно она позволяет вам беспрепятственно путешествовать на суперскоростном поезде с полным комфортом и развлекать случайных попутчиков своими мировоззренческими концепциями. Что же не так? Неужели ваши идеи оказались слишком радикальными даже для ультралиберальных юрисдикций, и их подвергли обструкции? — Владлен понимал,  что балансирует на грани с грубостью, однако разговор уже успел его увлечь.

— О, мой дорогой юноша, как я и предположил с самого начала, вы находитесь в плену все той же рационализации, — Григорий опустился на сиденье, достал носовой платок и начал протирать им дужки своих очков, — Но ведь проблема вовсе не в моих идеях, а в том, что их некому воспринять. Посмотрите на себя: есть ли на вас хоть что-нибудь долговечное? Одежда, обувь, устройства и даже цвет кожи и выражение лица сегодня берутся на прокат, но остается ли от человека что-нибудь кроме этого? Казалось бы, отсутствие необходимости обладания вещами и борьбы за существование должны были освободить нас, но мы забыли, каких именно «нас» следует освобождать. Не только наша жизнь, наш быт, но и наше сознание полностью фрагментировано, разъято на не сообщающиеся друг с другом части. Скажите, давно ли вы совершали поступки по собственному наитию, не сверяясь с социальными рейтингами и репутацией, не пытаясь выгадать лучшие условия и победить в виртуальном соревновании, не примериваясь и не задумываясь о долгосрочных планах и инвестициях? 

— Вероятно, никогда, — беседа приняла забавный поворот, несмотря на абсурдность ситуации. Владлен решил, что его Приходу точно должны понравиться работы этого Ланге.

— Вот видите. Человечек, живущий у вас за глазами, победил в вас человека с большой букву «Ч». Но этот дуализм должен быть однажды разрушен. Рациональность не имеет смысла без целей, которым она служит, а целей не существует без субъекта, способного их поставить. Вы гонитесь за целями, выбранными не вами, продолжая считать это рациональностью, и даже не осознавая, кто вы есть, путая себя с кем-то другим, кем-то, наполненным навязанными социумом стереотипами. Разрушьте эту аватару внутри себя, попробуйте хоть однажды действовать от своего собственного лица — и тогда вы вкусите настоящего яблока познания. И запомните: желание, которое не приводит к действию — это всего-лишь желание продолжать желать. Мусорный цикл кода, живущий бесконечной саморепликацией. Если не хотите потерять себя в этой множащейся груде мусора — действуйте, действуйте не раздумывая. Хотите убивать — убивайте, насиловать — насилуйте, но, ради бога, делайте, реализуйте хоть что-нибудь из того, что подсказывает ваша плоть, а не общественная мишура, мелькающая перед глазами. 

Доктор Ланге закончил свою тираду и выжидающе посмотрел на собеседника. Разговор принимал опасное направление, и Владлен решил сменить тему:

— Вот с такими лозунгами я бы точно поостерегся ходить в либеральные юрисдикции. Впрочем, я понимаю о чем вы. Не желаете пообедать? 

Щелкнув пальцами возле столика, Владлен вызвал электронное меню и подтолкнул отобразившуюся там табличку поближе к своему попутчику. 

VI

    Проплывавшая по коридору тележка с очередной порцией закусок и легкого алкоголя скрылась за дверью соседнего купе. 

    Кэтрин уже добрые два часа слушала перепалку пожилого профессора и Владлена, но за все время ни одним из них не было сказано чего-то, что  могло навлечь подозрение в противозаконной деятельности и уж тем более в подготовке теракта. 

«Обычный треп двух случайных попутчиков, один из которых еще и профессиональный болтун», — крутилось в голове девушки в тот самый момент, когда встроенный внутрь височной кости динамик начал вибрировать, передавая голос Вэя:

— Кэтрин, у нас проблема. Мне удалось отследить пакеты данных, судя по всему, отправленные тем же анонимным пользователем, и я обнаружил нечто странное. Все получатели являются охранными подразделениями крупных транснациональных корпораций, имеющих собственные автономные юрисдикции и охранные структуры. Я связался с несколькими нашими коллегами из других компаний. Судя по всему, отправленные всем нам профайлы совпадают минимум на 95%. 

— Кто-то прочесывает поле широкой сетью? — сердце Кэт забилось чаще.

— Я тоже сначала так подумал, но точка входа нашего клиента была указана с точностью в пару часов.  Что самое удивительное, во всех других юрисдикциях наводка сработала не менее точно. — ответил Вэй.

— Подожди-ка. Ты хочешь сказать, что профайлы совпадают с точностью 95%, и мы нашли несколько совпадений в разных местах в одно и тоже время?! Чертовщина какая-то, — Кэтрин откинулась на кресло и устало прикрыла глаза.

— Знаю, что это прозвучит бредово, но все же скажу: очень похоже на то, что это может быть своего рода организацией. Публичная сетевая активность нашего клиента в несколько раз выше нормы, будто бы ей очень скоординировано занимаются несколько человек. Будь начеку. 

— Приняла. Продолжаю слежение. 

VII

Как представители разных поколений, Владлен и Григорий просто не могли не поспорить на тему политики:

— Вы вообще представляете, что еще каких-то 30 лет назад границы что-то значили, а государства не плясали под дудку этих чертовых корпораций? — палец Григория уткнулся в значок Mongolia Logistics Corporation, выгравированный по середине окна поезда. 

Упоминание корпораций заставило уже утомленного этим бесконечным застольным разговором Владлена слегка встрепенуться. О корпорациях он действительно знал очень многое. 

— Ну, знаете, я все же старше, чем вам могло показаться. Инцидент в Коулуне, например, был уже на моей памяти.

То, что сказал Владлен, было почти правдой: он действительно считал начало войны за освобождение Гонконга важной вехой своей биографии. Хотя и не в том смысле, как обычные люди. Для профессора Ланге же это воспоминание было явно более ярким и болезненным: 

— «Инцидент» — вот как это теперь называется! Бунтовщики укрылись в трущобах, рассчитывая на помощь мафии, а в итоге спровоцировали войну между правительством и логистической корпорацией. Оказалось, контейнерные перевозки — такое важное дело, что можно позволить себе целую армию! — Ланге закашлялся и в очередной раз ткнул пальцем в кнопку вызова тележки-официанта. 

Они пили уже довольно долго, однако улучшенный метаболизм Владлена позволял ему перерабатывать алкоголь значительно эффективнее, чем людям, рожденным обычным способом. Чтобы почувствовать опьянение, можно было принять блокаторы алкогольдегидрогеназы, но сейчас он не мог позволить себе потерять контроль и поставить под угрозу свою миссию. Он просто аккуратно направлял разговор в обход потенциально опасных тем:

— Справедливости ради, Ханьское правительство нарывалось на неприятности уже в начале 20-х годов, нарушая собственные договоренности и подавляя любые свободы и автономии, в том числе гарантированные им лично. 

    Защищать ханьский режим, в эпоху правления председателя Си ассоциировавшийся в основном гонениями на национальные меньшинства и тотальной цензурой, не стал даже такой убежденный радикал, как Ланге. 

— Послушайте, я вовсе не оправдываю коммунистов! Но мы не можем не замечать, к чему это привело: тотальная коммерциализация, все великие проекты рухнули, все великие идеи забыты…

— Новый Шелковый Путь не кажется вам великим проектом? — осторожно поинтересовался Владлен.

Постройка панъевразийской торговой магистрали, возобновившей сухопутные торговые пути между Европой и Азией, существовавшие со времен Римской Империи вплоть до Эпохи Великих Географических Открытий, началась еще в 2020-х в ходе так называемой Великой Интеграции — амбициозной попытки Китайской Народной Республики выстроить единую транспортную инфраструктуру с Союзным Государством России, Белоруссии и Казахстана, а также некоторыми другими странами. Упомянутая Владленом Война в Коулуне и последовавшие за ней вооруженные восстания привели к распаду единого китайского государства на отдельные автономные провинции и поставили жирный крест на этом проекте. Пересборка Нового Шелкового Пути началась спустя целых 15 лет уже в рамках Нового Союза, объединившего славянские страны, Среднюю Азию и ряд отколовшихся китайских провинций. Новый Союз впоследствии послужил основой для создания Евразийской Конфедерации. 

 Перестав отрицать очевидные экономические успехи современности, профессор решил зайти со своей критикой с другой стороны:

— Возможно, это великий проект для коммерсантов. Но, где за этим стоит Идея? Вы хотите выстроить заново Монгольскую Империю?

Учитывая нахождение в монгольском поезде, движущемся по монгольской логистической ветке Шелкового Пути, фраза прозвучала довольно иронично. Владлен ответил:

— Вам не приходило в голову, что мы хотим выстроить нечто большее? Как вам, например, империя от моря внизу до моря посреди звезд в качестве Идеи?

— Вы, должно быть, шутите: даже знаменитые марсианские миссии были свернуты, а космические корабли теперь возят пассажиров, будто обычные чартеры. Социальная сингулярность — вот что предсказывали нам пророки глобализации начала века. «Бесконечное множество новых форм политического устройства и образов жизни, безграничное исследование экзистенциальных альтернатив»… А что же мы имеем по итогу? Обычный неофеодализм и бесконечные полчища кочевников!

Не слишком трезвому Ланге явно пришлась по душе ассоциация современного мира с временами монгольского нашествия, и раздосадованный непробиваемостью оппонента Владлен снова вернулся к непривычной для себя роли защитника существующего порядка:

— Феодализм предполагает, что основные ресурсы добываются из земли, а большинство людей вынуждено работать на хозяина этих ценных ресурсов. Сегодня это явно не так, а вы можете ехать куда угодно. Или колесить на поезде туда-обратно, раз уж речь зашла о кочевниках. Наше политическое устройство напоминает феодализм гораздо в меньшей степени, чем то, что было тут всего полвека назад, не находите?

— Но выбор хозяев все еще ограничен! Сколько у нас больших Конфедераций? Одна в Европе, одна в Азии, одна в Америке и одна в Океании… — парировал Григорий.

— Если, конечно не считать Лиги Арабских стран и не принимать во внимание того факта, что вам вовсе не обязательно присягать любой из них. Качество вашей жизни никак не пострадает, даже если вы решите остаться обычным апатридом или гордым патриотом независимой Британии. Политика Конфедераций завязана на них самих и преследует цели статистической оптимизации, малопонятные простым смертным, — невозмутимо отбил вызов Владлен.

Профессор слегка запнулся от такого ответа, будто бы оказавшись в замешательстве. Во всяком случае, следующие его слова прозвучали скорее обескуражено, чем агрессивно:

— И вас совсем не пугает, что фактически мы как социум ничего больше не выбираем и просто плетемся в хвосте преобразований, преследующих, как вы выразились, «цели статистической оптимизации»? 

— Боюсь, я зашел по этому пути дальше других, — Владлен сверился с наручным навигатором: до Искры оставалось чуть менее 15 километров, что чрезвычайно его обрадовало, — но это не означает, что у меня нет выбора. 

VIII

Искра светилась и переливалась в лучах заходящего солнца, будто замысловатая ёлочная игрушка. Крупный чартерный город, построенный на берегу Байкала по проекту русского архитектора Сергея Непомнящего, целиком располагался внутри четырех гигантских зданий, похожих на стеклянные перевернутые пирамиды, соединенные основаниями, или кронами, как называли их местные. Несмотря на огромную концентрацию жителей, изнутри Искра не выглядела перенаселенной и изобиловала большим количеством открытых пространств, панорамных стекол и растительности, скорее напоминая не город, а очень крупный выставочный павильон или торговый центр. 

Кэтрин по пятам следовала за Владленом, периодически меняя внешность и электронные идентификаторы, и даже пару раз пересекалась с ним взглядом, находясь на противоположных сидениях в транспортных кабинках, заменявших здесь и лифты, и весь общественный транспорт. Голографический макияж работал безупречно, и если Владлен и подозревал о наличии хвоста, то явно ждал его с какой-то другой стороны.  

По наблюдениям Кэт, Владлен явно приехал сюда не для решения бюрократических проволочек, которыми он оправдывал данный крюк своего двухдневного путешествия. Во всяком случае, перемещения его были весьма характерны для человека, желающего, чтобы никто не проследил, куда именно он направляется. Дважды он воспользовался кабинками для перемещения между ярусами и несколько раз проходил через самые людные торговые площади, чтобы оказаться в противоположной от вокзала и основных административных учреждений стороне и зайти в небольшой безлюдный сквер, расположенный на одном из предпоследних уровней, одинаково далекий как от всех переходов между зданиями, так и от остановок транспортных кабинок. 

Сквер заполняла синтетическая растительность, вырабатывающая дополнительное электричество на тех верхних ярусах, которые были слишком темными для обычных растений и солнечных батарей, и Кэтрин удалось укрыться в тени отливающих фиолетовым папоротников или каких-то других похожих на них растений. Направленный микрофон, с помощью которого ей удавалось подслушивать разговор в поезде, позволил уловить и тот момент, когда к Владлену подошел человек с противоположного конца сквера. Отойдя еще на пару шагов в сторону, они присели на одиноко расположенную скамейку и начали разговор. 

IX

— Мы выбиваемся из графика. — Протектор Линии явно испытывал недовольство и отходил от базового сценария коммуникации, нарушая субординацию, что заставляло Владлена снова перерассчитывать в уме правильность выбранной им позиции относительно своего будущего участия в делах Линии. — Четверым членам нашего Прихода так или иначе пришлось изменить маршруты, сблизившись с нежелательными юрисдикциями. Ваша халатность ставит под угрозу реализацию всего плана. 

— План будет осуществлен по расписанию, возможно, чуть с большими издержками, — Владлен склонил голову, принимая на себя часть ответственности за трату общих ресурсов, — Как я понимаю, вы приготовили для меня транспорт. 

— Транспорт готовится. Нам нужно обсудить передачу.

— Я взял весь необходимый материал в Новой Москве. Если синтезатор уже погружен, то передача состоится через несколько часов, когда я приземлюсь на платформу, — время поджимало, и Владлен начинал испытывать нетерпение, — Я могу выдвигаться?

— Стойте. Еще кое-что. Суды по датчикам, мы здесь не одни. Я вызываю полицию,  — с этими словами Протектор нажал на клавишу на наручном дисплее.

Х

«Твою мать!» 

Кэтрин рванулась из своего укрытия, одновременно активируя встроенный в рукава тазер. Из-за особенностей планировки пробежать каждый уровень Искры можно было за считанные минуты: полиция здесь реагировала на вызовы очень быстро. И в свете услышанного ( «Что это было? Передача оружия? Шпионаж? Кому и что они планируют передать на платформе?» — проносились мысли в ее голове) времени на межъюрисдикционные разборки у нее совсем не было. Единственным способом решить все быстро было задержать участников тайной встречи и привести их на судебное разбирательство, в противном случае подслушанный разговор без вещественных доказательств сам по себе ничего не стоил.

Мужчины бросились в разные стороны. Перед тем, как скрыться в открытых дверях сквера, один из них с разбегу врезался в плечо Кэтрин, чуть не сбив ее с ног. Убегавший выглядел в точности как Владлен, но был одет совершенно по-другому. Брат-близнец? Голографическая маскировка? Времени на размышления у Кэт не было. Судя по подслушанному разговору, Владлен имел при себе какое-то устройство или материал и направлялся к посадочной площадке некоего транспорта. 

«Вот почему был выбран предпоследний уровень — рядом крыша!» — Кэтрин ударила  по кнопке коммуникатора, игнорируя мигающие красным сообщения о нарушении закона об оружии и требования немедленно сдаться ближайшим офицерам полиции. 

— Вэй, ты все слышал? У них есть какой-то транспорт, достаточно крупный чтобы добраться до Нового Гонконга, Мадагаскара или чего-то в окрестностях. У него должна быть регистрация. Мне нужны координаты!

Наступила пауза. Кэт отчётливо слышала, как Вэй стучит по клавиатуре в поисках нужной информации. Наконец он ответил:

— Частный Борт ЕК-2707 готовится к взлету, пункт назначения платформа Новый Гонконг. Судя по описанию, это реактивный конвертоплан. Передаю координаты. 

— Мы можем как-то их остановить? — без особой надежды спросила Кэт, но ответ, хоть и вполне ожидаемый, ее совсем не порадовал:

— Боюсь, сейчас мы не в том положении, Искра требует немедленно прекратить спецоперации на их территории, твой идентификатор отслежен. 

— Приняла. 

Несмотря на неутешительное сообщение Вэя, Кэтрин помчалась вперёд по лестницам и переходам, изредка сверяясь с отметками на экране смарт-очков. Пробежав последний пролет, она увидела взлетную площадку, а на ней белый, похожий на чайку, истребитель с двумя турбинами в вертикальном положении, которые начинали разогреваться с закладывающим уши гулом. 

— Стой! — выкрикнула Кэт. Стоявший рядом с трапом Владлен обернулся, глядя на направленный в его сторону пластиковый разборный пистолет, — Путешествие окончено, Владлен. Ты идёшь со мной сдаваться местной полиции.  

— Здравствуй, Кэтрин. Вот уж не думал, что в Технополисе любят своих клиентов настолько сильно, что сопровождают их по всему свету, — по лицу Владлена невозможно было что-либо прочитать.

— Подними руки и отойди от самолета! — повторила своё требование девушка, пытаясь перекричать шум турбин. Выглядящий удивительно спокойно для человека, находящегося под дулом пистолета, Владлен ответил:

— Ты ведь все еще не понимаешь что происходит? Давай я объясню. В этой машине прямо сейчас синтезируется точечное вирусное оружие, поражающее людей, имеющих определенный маркер ДНК. Маркеры находятся у меня, и они принадлежат нескольким людям, которые будут представлять африканский и океанийский регион на предстоящей конференции для объявления дипломатического союза между Африкой и Океанией. Это нельзя изменить, но можно изменить нечто другое. А теперь мне пора. Надеюсь, мы еще увидимся. На этот раз — искренне.  

— Ни с места! — крикнула было Кэтрин, но удар тазера в бок заставил ее согнуться пополам.  Два человека в форме частной полиции встали по бокам и быстро завели руки Кэт за спину; сквозь шум двигателей она услышала лязг защелкивающихся наручников. Владлен быстро взобрался по трапу, и конвертоплан вертикально взлетел. Спустя несколько секунд последовала череда выстрелов.

Кэтрин не услышала, как тела полицейских ударились об асфальт: ее отбросило в сторону, она сильно ударилась головой о каменный парапет. В ушах гудело, а вместо голоса Вэя, который должен был все это время находиться на связи, височные динамики передавали только слабое статическое потрескивание. В воздухе стояла плотная завеса пыли, и сквозь нее проступали контуры пары людей в масках с постоянно меняющимися пикселями, призванными сбивать с толку камеры наблюдения. Один из них подошел к Кэтрин и помог ей подняться на ноги, после чего снял маску. 

«Да сколько ж можно!» — подумала Кэтрин. На неё смотрел мужчина, на первый взгляд похожий на Владлена как две капли воды. Через секунду Кэт осознала, что стоявший перед ней мужчина все же немного старше.

— Нам нужно спешить, так что все объяснения вы услышите в дороге. Меня зовут Виктор, Виктор Второй, если вам угодно, а это, — он указал на вторую фигуру, которая так и не сняла маску, — Виктория. Я знаю, что у вас есть доступ к пассажирскому спейс-шаттлу. Наши цели сейчас совпадают: Владлена необходимо остановить.

Голос Виктора отличался от голоса Владлена не больше, чем его внешность. 

— Кто вы такие? — Кэтрин поморщилась от головной боли.

— Это долгая история. Могу обещать, что расскажу вам всё, как только мы переместимся на достаточное расстояние, чтобы нам не пришлось снова иметь дело с местной полицией, — Виктор указал на аккуратный маленький мультикоптер вроде тех, что используют в аэротакси, стоящий в паре сотен метров от них, — Сейчас мы глушим местную радиосвязь, но это привлекает все больше внимания. Я предлагаю отлететь от Искры в юрисдикцию Технополиса, там вы свяжетесь со своими коллегами и отдадите все межведомственные разборки на откуп профессионалам. 

Небольшой крытый Технополис действительно располагался в паре километров от Иркутска, и посадочная площадка шаттлов там также присутствовала, так что у Кэтрин не было вариантов, кроме как последовать за незнакомцами.

То, что она услышала впоследствии, пока они летели в хорошо изолированной от внешнего шума кабине, потрясло ее гораздо больше, чем сумбурная череда произошедших с ней за последний день событий. 

XI

Малазийская платформа Новый Гонконг располагалась на огромном переоборудованном под жилые территории мегатанкере водоизмещением около миллиона тонн. Океанийская Конфедерация закупала десятки подобных платформ, загружая ими гигантские верфи в Японии, Южной Корее и Австралии, и постепенно оккупировала большую часть так называемых бывших нейтральных вод Южного Полушария. Децентрализованная сеть банков, игорных домов, торговых корпораций и логистических компаний, объединившая в своих оффшорах огромные финансовые капиталы, ещё в середине века выкупила значительные территории морских шельфов, на которых добывались основные ископаемые энергоресурсы, и теперь представляла самую влиятельную силу на планете, имеющую самые высокие экономические показатели в пересчете на душу населения, а также весьма впечатляющих размеров военно-морской флот. Ходили слухи, что ядерные боеголовки, расположенные на глубоководных самоходных минах, были готовы в любой момент подорвать ряд наиболее активных морских маршрутов, зацепив заодно и прибрежные города с помощью индуцированных взрывами волн цунами. 

Владлен стоял на одной из верхних палуб, глядя на отражающиеся в темной воде огни величайшей торговой империи в мире, и ждал развязки. Его Приход должен прибыть с минуты на минуту, и, если он прав, Кэтрин услышала достаточно, чтобы понять серьезность ситуации, и прибыть сюда тоже. Вероятно, будут и другие. Но все они будут здесь слишком поздно. 

Африканский континент находился в огне последние 30 лет. Огромный рост населения, дефицит ресурсов и множество молодых государств, не способных и не умеющих договариваться, не давали черному континенту раскрыть свой потенциал. Некоторые могли сказать, что так было всегда, но именно в середине 30-х годов ситуация стала напоминать катастрофу. Это привело к фактическому закрытию континента, но не помешало бурному росту населения и появлению новых тоталитарных правительств, старающихся осуществить массовую индустриальную революцию в отдельно взятых странах. 

Нечто подобное в своё время происходило и в Китае, и в других азиатских странах, но Корпорация Владлена успела вмешаться. Результатом стало появление Океанийской Конфедерации, а после и Нового Союза, и многих прочих; по крайней мере, руководство Корпорации приписывало себе именно эти заслуги. Частные форки правительств и движимые алчностью транснациональные корпорации, вопреки всем прогнозам, смогли стабилизировать экономику и правопорядок гораздо лучше старых национальных государств и протяженных империй. Мир фрагментировался, распавшись на отдельные города и регионы, и снова собрался, подобно пазлу, объединился в структуры, своей фрактальностью напоминавшие работы абстракционистов. Политические карты стали очень запутанной штукой. Африка же осталась нетронутым полотном, законсервировавшим в себе начало 21 века. Полотном с населением в 3 миллиарда человек. 

Проблема в том, что далеко не все хотели осчастливить 3 миллиарда человек за счет всех остальных. 

Исполнитель в сопровождении двух вооруженных автоматическими винтовками Протекторов появился на поверхности палубы и бодро зашагал в направлении Владлена. Даже под слоем голографической маскировки Исполнитель не напоминал членов Корпорации ни ростом, ни комплекцией, ни манерой держаться — он был выбран для активации векторной бомбы, отдельные компоненты которой скрытно собирались целым Приходом в лабораториях, разбросанных по всему миру. После высадки у берегов Мадагаскара Исполнитель должен был смешаться с толпой и активировать бомбу. Короткоживущий синтетический вирус, быстро разнесенный толпой по всему острову, принёс бы смерть только обладателям уникального ДНК-маркера, и никому больше. 

В этот момент на палубе завыли сирены и появились люди в армейской форме. 

XII 

 Казалось, что голова Кэтрин сейчас расколется пополам. Дикая усталость, падение, приведшее к легкому сотрясению, перелет через половину земного шара по баллистической орбите, но самое главное — абсолютная невероятность и нелепость того, что рассказали ей двое одинаковых людей по дороге к стартовой площадке Технополиса. В полёте Виктория сняла маску, и Кэтрин даже не нашла в себе силы удивиться тому факту, что и ее лицо в точности походило на женскую версию лица Владлена.

Они называли себя Корпорацией, представленной несколькими Линиями и Приходами, 42 года преследующими некую общую цель, заключавшуюся, по их словам, в сохранении и доминировании собственных генетических копий. Они действительно были клонами одного человека, жившего в начале 21 века, тайно запустившего всю эту странную машину бесконечного самовоспроизводства. Идея достаточно простая: если ты не можешь доверять никому, постарайся обзавестись собственными копиями. 

В начале века отработанных технологий клонирования еще не существовало, но обладавший определенными связями, деньгами и явно прогрессирующей (по мнению Кэтрин) параноидальной шизофренией основатель Корпорации смог организовать ряд частных приютов, расположенных в небольших европейских странах. В них суррогатные матери, связанные жесткими договорами о неразглашении, выносили несколько поколений младенцев, генетически максимально приближенных к оригиналу. На первых порах такое сходство достигалось не самой продвинутой и очень дорогостоящей технологией генетического редактирования. Каждый такой приют послужил началом собственной Линии, с появлением более совершенных технологий генетического редактирования и клонирования дополненных Приходами.

Все младенцы были не только генетически одинаковыми, но и воспитывались в одинаковых условиях, максимально имитирующих детство своего основателя. Основные вехи биографии синхронизировались в более взрослом возрасте путем совместного эмоционального переживания основных событий и ряда психологических практик. Позже Корпорация также стала направлять своих членов  по одним и тем же жизненным маршрутам, варьируя их между Приходами и контролируя реакции и поведенческие отклонения с помощью отслеживающей их сетевую активность программы искусственного интеллекта. 

Именно последняя отследила нетипичное поведение одной из Линий и оповестила службы безопасности Технополиса и некоторых других крупных юрисдикций, а также Линию Виктора, являющуюся наиболее старой и близкой к оригиналу. 

— Но что именно они хотят сделать? В чем смысл совершать теракт на мадагаскарской конференции, и почему Владлен совершенно спокойно сообщил мне важные детали своей миссии? — Кэтрин прекратила попытки переварить свалившуюся на нее информацию и наконец задала мучивший ее на протяжении всего полета вопрос. 

Виктор и Виктория переглянулись, видимо решая, кто из них должен отвечать первым. Виктор, слегка помедлив, принял этот жребий на себя:

— Я не знаю, почему он решил раскрыть карты, но наша Корпорация в некотором роде несёт ответственность за существующее положение вещей в мире. Война в Коулуне готовилась нашими Приходами в течение почти целого десятилетия разными способами — информационно, финансово, логистически… Главным результатом стало появление множества независимых китайских государств и их дальнейшая более глубокая интеграция в глобальную политическую систему. Наш основатель был убежден в неизбежности фиаско, которое должно постичь цивилизацию, построенную белыми людьми. Линии должны были заменить их, сохранив в себе все самое лучшее от европейской цивилизации, и основать ее заново в далеком будущем, когда человечество наконец станет готово к космической экспансии. Освобожденная от тирании Азия должна была стать первым плацдармом, двигающим человечество в эту сторону. Однако само наше мышление и устройство наших Линий наводит на идею о том, что подобное невозможно в случае раздираемой национальными конфликтами Африки. Китайцы и многие другие народы Азии генетически достаточно однородны, и этим напоминают нас. Генетическая идентичность позволяет нам не тратить лишние ресурсы на внутренние конфликты и попытки доминирования друг над другом, так что мы можем позволить себе действовать слаженно, подобно клеткам единого организма или пчелам одного улья. Ресурсы, которыми мы коллективно обладаем, косвенно подтверждают эти теоретические измышления. Судя по всему, Линию Владлена захватили те из нас, кто решил довести эту мысль до логического конца, и не допустить интеграции Африки с Океанийской Конфедерацией. 

— Но почему вы сами думаете иначе? 

На этот раз на вопрос Кэтрин ответила Виктория:

— Потому что знаем на своем примере, что генетическую разнородность можно преодолеть, здесь нет никакого детерминизма. И мы думаем, что некоторые из нас слишком заигрались в Бога. 

XIII

    Двое Протекторов по сторонам от Владлена упали с воткнутыми в кожу дротиками с быстродействующим транквилизатором. Сирены продолжали выть, а люди в форме союзных сил североатлантического Альянса заполняли палубу, частично оттесняемые вооруженными формированиями океанийцев, появляющихся по сторонам палубы.

Владлен приподнял руки и с улыбкой встретил подходящих к нему Кэтрин и двух клонов из Второй Линии Виктора. 

— Я вижу, у нас здесь наметился дипломатический конфликт: я и мои друзья, — Владлен совершил кивок в сторону лежащих по сторонам Протекторов, — являемся законными резидентами Малайзии и Океанийской Конфедерации. 

— Боюсь, это не поможет тебе избежать обвинения в госизмене и терроризме. — Виктор подошел вплотную к Владлену так, чтобы можно было смотреть глаза в глаза, — А теперь будь добр, ответь: где векторная бомба? 

— Боюсь разочаровать тебя, но я не совершил ничего противозаконного ни в одной из юрисдикцией своего пребывания, — Владлен попытался развести руками так, чтобы это не выглядело угрожающе для стоящих поодаль от них военных. 

Кэтрин изрядно утомил этот обмен любезностями. Схватив Владлена за грудки и с силой встряхнув, она закричала: 

— Ты собирал генетический материал в Новой Москве и перевозил оружие на частном самолете! Одного этого достаточно, чтобы отправить тебе за решетку прямо сейчас. Где чертова бомба?!

Владлен демонстративно вздохнул. 

— Бомбы не существует. 

— Что?!!

— Я избавился от собранного генетического материала на выходе из поезда и передал исполнителю пустышку. Если кто-то и погибнет в этот раз, то это будут впустую выпущенные копии синтевируса. 

— Ты можешь это доказать? — Виктор и Виктория застыли в удивлении, но казалось, что на Кэтрин признание Владлена не возымело никакого эффекта,

— Конечно, — со всей серьёзностью ответил Владлен. — В моем нагрудном кармане находятся купленные в поезде смарт-очки, записывающие все происходящее на пути оттуда в аудио- и видеоформате. Этого будет более, чем достаточно. Ну а сейчас у вас есть выбор: отпустить меня и замять этот конфликт, или сообщить всему миру о существовании целой корпорации, состоящей из десятков клонов, часть из которых, к тому же, не вполне в своем уме. Виктор, боюсь, моя Линия в скором времени будет признана дефектной и  расформирована, так что я заранее намекаю, что готов сменить имя. — повернувшись к Кэтрин, Владлен вложил в ее руку смарт-очки и похлопал ее по плечу перед тем, как удалиться. —Спасибо, Кэтрин. Возможно, еще увидимся. 

Кэтрин подняла свободную от очков руку, показывая спецназу, что можно расходиться, и повернулась к Виктории:

 — Вы уверены, что он не врет? 

Виктория пожала плечами:

 — Для таких, как мы, самопожертвование в природе вещей. 

В памяти Кэтрин внезапно всплыл скрежещущий смех профессора Ланге. 

— Я бы не была так уверена. Вы, конечно, правы, генетический детерминизм ни черта не значит, однако эгоизм побеждает все. Впрочем, проверка займёт всего несколько минут. — Кэт помахала очками Владлена. 

— И вы не станете предавать огласке наше существование? 

— Это решать не мне, но я не думаю, что кого-то сильно удивит новость о группе незаконных клонов из начала столетия. Уж точно не сегодня. Наш мир слишком фрагментирован, и в нем неизбежны откаты в другую сторону. Корпорации, состоящие из клонов? Искусственные интеллекты, предотвращающие теракты? Да почему бы и нет. А теперь прошу извинить, меня ждет рапорт и заслуженный отдых. 

И Кэтрин, больше не оборачиваясь и ни на что не отвлекаясь, отправилась к полевому центру, развернутому на противоположной палубе. 

Москва, март 2021. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s