Ложная привлекательность независимого денежно-кредитного управления в чартерных городах

Денежная власть — это одна из форм власти, которой города-чартеры возможно не захотят обладать.

Широко признается, что макроэкономическая стабильность является важнейшим условием устойчивого экономического роста. Являясь хранителем денежной массы, центральный банк государства часто играет особенно важную роль в осуществлении денежно-кредитной политики для достижения различных макроэкономических целей, которые необходимы для поддержания здоровой экономики, таких как низкая инфляция, высокая занятость и валютная стабильность.

Многие ученые утверждают, что желательно сохранять определенное разделение между центральным банком и органами законодательной и исполнительной власти по ряду причин:

  • независимость может гарантировать что партийные политические программы не будут учитываться при принятии банковских решений;
  • автономный банк, действующий в рамках упорядоченных политических процессов и поставленных целей, может быть способен более эффективно проводить денежно-кредитную политику;
  • отделенность от политического влияния может повысить прозрачность и подотчетность банка.

Кроме того, независимость центрального банка позволяет фирмам и инвесторам надежно прогнозировать, как государство будет проводить денежно-кредитную политику, что повышает доверие рынка и поддерживает более стабильную финансовую среду.

Однако установление независимости центрального банка сопряжено с огромными трудностями, особенно в развивающихся странах, где нестабильная политическая обстановка может подорвать целостность банковской независимости, позволяя национальному правительству посягать на власть центрального банка. В отсутствие стабильных внутренних институтов некоторые государства предпочли полностью лишить национальное правительство денежной власти и вместо этого предоставить ее либо наднациональному органу, такому как монетарный союз, либо — в крайних случаях — центральному банку другой страны путем замены валюты или долларизации.

Интересно учесть, что в чартерных городах может быть предложен другой вариант: передача денежной власти субнациональному субъекту с целью создания «гавани» макроэкономической стабильности для привлечения инвестиций и начала экономического развития страны в целом. Чартерные города являются мощным инструментом развития и на первый взгляд, идея передачи им денежной власти представляется перспективной. Однако в лучшем случае создание независимого монетарного ведомства для чартерных городов скорее всего столкнется с огромной политической отсталостью, а в худшем — подорвет макроэкономическую стабильность в принимающей стране.

Политика, гордость и конституционные положения

Политические препятствия на пути установления денежной автономии для чартерного города огромны. С самого начала необходимо рассмотреть вопрос о том, где находится монетарная власть в рамках существующей институциональной структуры принимающей страны. Если национальное правительство имеет значительное влияние на принятие решений центральным банком — как де-факто, так и де-юре, — то может быть чрезвычайно трудно вырвать местную монетарную власть из рук могущественной элиты, которая кровно заинтересована в сохранении полного контроля над денежной массой. В некоторых странах манипулирование денежной массой может использоваться в качестве партизанского инструмента для сохранения народной поддержки. Например, Сами Алпанда и Адам Хониг обнаружили свидетельства того, что перед выборами политики в развивающихся странах использовали власть центрального банка для снижения ставок по кредитам и увеличения имеющихся средств, чтобы стимулировать экономику и заручиться поддержкой избирателей, даже если это не является экономически ответственным политическим решением. Хотя это безусловно является аргументом в пользу того, что монетарная автономия для чартерных городов желательна, присущая центральному банку власть может заставить политическую элиту не желать передавать монетарную власть другому субъекту.

Часто валюта суверенного государства также является источником национальной гордости. В качестве доказательства этого нужно искать не далее, чем портрет Джорджа Вашингтона на однодолларовой купюре или сэра Серетсе Хама на 20-долларовой банкноте в Ботсване. Для многих стран валюта может быть выражением их национальной истории, создавая чувство самобытности и единства среди граждан, разделяющих общую историю. Политик который, даже чисто риторически, отказывается от этой валюты, может с большей вероятностью потерять поддержку народа. Зная это, большинство политиков, возможно, не захотят отстаивать законодательство по локализации денежно-кредитной власти в чартерном городе, особенно если вместо нее будет принята валюта другой нации.

Наконец многие страны приняли конституционные положения которые прямо запрещают распространение валют кроме тех, которые печатаются, чеканятся и выпускаются первичным монетарным ведомством. Например, Конституция Кении прямо наделяет полномочиями центральный банк страны, а последующий Закон о Центральном банке Кении наделяет его единственными полномочиями по «выпуску банкнот и монет в Кении» с дополнительным положением о том, что «только эти банкноты и монеты являются законным платежным средством». Хотя в одних странах законы и конституции могут быть более гибкими или податливыми чем в других, необходимость принятия конституционной поправки, допускающей принятие новой валюты, скорее всего будет препятствовать созданию автономного монетарного органа на уровне городов.

Эволюционная экономика и риски двуxвалютной системы

Экономические выгоды от создания монетарных властей в чартерном городе вряд ли перевешивают внешние факторы и риски, которые может понести принимающая страна. В реальности достаточно сложно определить полный масштаб потенциальных экономических преимуществ и последствий такой договоренности, во многом из-за явного отсутствия прецедента.

Небольшой набор случаев когда денежные полномочия успешно передавались субнациональному органу власти — как например в Гонконге и Макао, — стал результатом сложных исторических процессов. Делегированные монетарные полномочия в Гонконге и Макао и возникшая в результате этого трехвалютная система не подорвали макроэкономической стабильности китайской экономики, поскольку обе территории были переданы под управление материковой части с сохранением нетронутых институтов и устоявшейся, стабильной монетарной системой; кроме того Китай также обладал институциональным потенциалом для обеспечения сохранения целостности собственной монетарной системы после интеграции этих двух территорий. Важно также учитывать роль географии в этих двух сценариях. Такие же условия вряд ли будут существовать сегодня в развивающихся странах, и отъём монетарной власти у суверенного государства с нестабильными институтами может принести больше вреда, чем пользы.

Принятие двухвалютной системы — что является обязательным результатом предоставления монетарных полномочий чартерному городу — скорее всего подорвет существующие институты и усугубит макроэкономическую нестабильность в принимающей стране, независимо от того решит ли субнациональный монетарный орган власти ввести плавающий обменный курс, валютный совет или долларизацию. Из этих трех монетарных механизмов долларизация может дать наиболее привлекательный набор преимуществ:

  • устранение валютного риска;
  • снижение и стабилизация инфляции;
  • уменьшение числа барьеров на пути финансовой интеграции в глобальную экономику;
  • более гладкие трансграничные операции;
  • и прозрачность и подотчетность органов денежно-кредитного регулирования.

Однако, поскольку денежно-кредитный режим всей нации не заменяется в полной мере, то долларизация чартерного города обязательно является формой частичной долларизации, что исторически было признано плохой идеей.

С одной стороны, если в обращении одновременно присутствует и нестабильное внутреннее платежное средство и твердая валюта, то со временем, по мере роста спроса на твердую валюту, последняя может вытеснить первую. Международный валютный фонд (МВФ) отмечает, что «рост запасов твердой валюты вытесняет остатки в национальной валюте и вносит нестабильность в соотношение спроса на внутреннюю валюту … низкая первоначальная уверенность в национальной валюте повышает спрос на твердую валюту, что приводит к высокой премии на внутреннем рынке по отношению к национальной валюте». Долларизация чартерного города почти наверняка перекинется на принимающее государство, особенно по мере того как чартерный город будет расти и станет центром экономической активности. Результатом может стать вытеснение национальной валюты если использование твердой валюты станет широко распространенным в стране.

Случай Эквадора является особенно хорошим примером того, как повсеместная полудолларизация может подорвать макроэкономическую стабильность в условиях снижения реального обменного курса национальной валюты. В 1980-е и 1990-е годы использование доллара быстро распространилось по всему Эквадору, поскольку глобализация и модернизация завладели страной, и граждане стремились к стабильной валюте, с помощью которой они могли бы строить свое богатство. В результате, когда в 1997-1998 годах в эквадорскую экономику обрушилась серия масштабных внешних потрясений, приведших к снижению обменного курса сукре, центральный банк оказался не в состоянии справиться с макроэкономическими последствиями существования де-факто двухвалютной системы. Экономист Пауль Бекерман объясняет:
После того, как произошло обесценивание курса, полудолларизация сделала их более взрывоопасными, во-первых, потому, что она непосредственно увеличила эквивалент сукре долларовой составляющей денежной массы, а во-вторых, потому, что несопоставимые позиции заемщиков означали, что обесценивание увеличивало неработающие кредиты и снижало платежи за услуги. Как только вкладчики поняли, что банки находятся в затруднительном положении, они усилили давление на них при снятии денег — и в той мере, в какой они снимали деньги со счетов в долларах, обесценивание обменного курса раздувало соскре-эквивалент того, что они могли снимать.

Если долларизация будет принята под юрисдикцией чартерного города и непреднамеренно распространится по всей стране пребывания, то внешние потрясения или некачественные решения в области денежно-кредитной политики, которые приведут к снижению курса национальной валюты, могут иметь аналогичные макроэкономические реверберации для страны в целом. Это не только подорвет усилия по развитию внутри государства, но и может подорвать экономический рост внутри самого чартерного города.

Наконец, даже если принимающая страна согласится пойти на уступки и принять риски двойной валютной системы, создание институционального потенциала для поддержания такой договоренности в рамках чартерного города представляет собой совершенно новый ящик проблем в Пандоре. Четкое законодательство является необходимым предварительным условием. Прочная банковская система абсолютно необходима. Во избежание кризиса ликвидности и защиты от внешних потрясений необходимо накапливать огромные валютные резервы. Процесс развертывания должен происходить постепенно, и его необходимо тщательно масштабировать. В целом, для того чтобы завоевать доверие граждан и инвесторов, денежное ведомство должно зарекомендовать себя как надежный институт, что в действительности равноценно высокому порядку.

Ограничения предлагают пространства для творчества

Препятствия на пути создания независимого монетарного органа власти для чартерных городов могут просто оказаться слишком большими чтобы их преодолеть, выгоды слишком незначительными, чтобы сделать изнурительный процесс стоящим, а вероятность экономической катастрофы слишком велика, чтобы быть случайной. Тем не менее, проблема остается: монетарная политика, зависящая от политической нестабильности, может создать макроэкономическую нестабильность, которая увековечивает валютный риск и подрывает усилия по развитию как внутри чартерных городов, так и в стране в целом. По этой причине большое значение имеют творчество и инновации.

В будущем могут появиться возможности для того, чтобы электронные валюты, поддерживаемые центральными банками, которые в настоящее время разрабатываются во многих странах, таких как Китай, могли оказать значительное влияние на то, как осуществляется кредитно-денежная политика в развивающихся странах. Кроме того, использование крипто-валют в чартерных городах может стать предметом дальнейшего изучения, даже если такая инициатива вероятно столкнется с аналогичными политическими препятствиями поскольку некоторые страны запрещают использование крипто-валют для операций расчеты по которым производятся в рамках государства.

В настоящее время существует множество финансовых инструментов и стратегий, которые могут быть использованы для защиты инвесторов от колебаний валютных курсов, таких как валютные свопы или фьючерсные контракты; однако чартерные города предлагают уникальную возможность поэкспериментировать с креативно организованными финансовыми учреждениями которые могут предложить более интересное решение. Например, в Зимбабве недавно открылась фондовая биржа Водопады Виктория, которая торгует исключительно в долларах США, чтобы снизить валютный и расчетный риски и привлечь инвестиции.

В конечном счете, целью — и задачей — для чартерных городов является создание более надежных институтов, которые используют силу городских центров для стимулирования экономического роста и повышения уровня жизни горожан. Создание в рамках чартерного города независимого монетарного органа власти вряд ли будет способствовать достижению этих целей и может реально работать в противовес экономическому развитию; следовательно необходимо искать альтернативные решения. Ограничения безусловно значительны, но это означает что только креативность может процветать.

Статья на английском языке

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s