Фракция панархистов

Фракция панархистов российского движения «Гражданское общество» создана для объединения единомышленников и продвижения идей и проектов построения панархии на территории Российской Федерации. Присоединиться к нам может любой гражданин РФ старше 18 лет.

Манифест Фракции

1. Мы считаем, что самое важное — это возможность выбора и свобода совести.

2. Мы также считаем аморальным принуждение человека к наилучшему сценарию проживания своей жизни, если человек считает, что уже живет в соответствии со своей совестью и моральными ориентирами.

3. Мы считаем, что только правовой плюрализм и конкуренция юрисдикций может обеспечить реальное, а не декларативное достижение этих ценностей.

4. Мы считаем, что панархия является единственным реализуемым сегодня общественным устройством, соответствующим вышесказанному.

5. Под панархией мы подразумеваем общественное устройство, выстроенное по конфедеративному принципу, обеспечивающее проживающим в нем людям широкую возможность выбора между разными юрисдикциями и правовыми системами, а также возможность создания таких систем и юрисдикций.

6. В целях достижения желаемого нами общественного устройства мы проводим работу по разработке и продвижению соответствующих политических реформ и технических решений, поддержке комплементарных нам проектов и политических организаций, а также информационному распространению наших идей и проектов.

7. Мы требуем возвращения бюджетного федерализма, чтобы люди на местах сами могли решать куда направлять их налоги.

8. Мы также требуем увеличения полномочий органов местного самоуправления Российской Федерации, возврат прямых выборов мэров и губернаторов.

9. Мы верим, что только конкурентный федерализм и гибкая низовая самоорганизация граждан способны проложить путь к новой и процветающей России Будущего.

Наша идеология

Панархизм — относительно новое политическое течение, хотя истоки его идей и уходят в середину 19 века. Краеугольной концепцией панархистов является конкуренция юрисдикций: они верят в возможность плодотворного сосуществования людей, имеющих разные представления о морали, праве и экономике внутри системы, отличной от современной нам представительной демократии.

Такую систему они называют панархией. Панархия представляет собой децентрализованную экосистему, в которой каждый человек имеет право выбрать себе собственное правительство, либо организацию, способную оказывать аналогичные услуги, а также, при желании, попытаться создать собственную юрисдикцию.

Помимо идей об идеальном устройстве общества в панархизме можно найти также и идеи о последовательном улучшении нашей текущей общественной жизни и политической системы, такие как импорт институтов, особые экономические зоны, города-чартеры, функциональный федерализм и социальное предпринимательство.

​​Панархия как механизм саморегуляции общества

На данный момент существует два основных подхода к такой широкомасштабной общественной организации:

1. Автократия. В автократии власть не меняется, поэтому курс страны зависит только от курса, выбранного правящей верхушкой, косвенным образом зависящего от благосостояния страны через суммы собираемых с населения налогов. Стимул к развитию в такой системе есть, но он невелик (элита итак находится в лучшем из возможных положений, любые изменения ей с большей вероятностью вредны), а вероятность фатальных ошибок достаточно велика, т.к. правители вовсе не обязательно гениальны и компетентны. Хорошо такая система работает в маленьких городах-государствах и микронациях, но больше, по сути, нигде. Китай пока исключение, но даже он все еще где-то на уровне России по средним экономическим показателям на душу населения.

2. Демократия. Власть в том или ином масштабе (далеко не всегда вся целиком) меняется между правящей партией и оппозицией, либо между разными коалициями. Основной способ смены — всеобщее голосование, которое, по сути, работает как индикатор: если условный 50+% населения считает, что их жизнь при текущей коалиции становится только лучше, она остается у власти, если условный 50+% считает, что их жизнь стала хуже — к власти приходит оппозиция, все это время формировавшая контрпрограмму и контрправительство. Это приводит к маятниковой саморегулирующейся системе, где курс страны осциллирует вокруг некого тренда, нацеленного на рост благосостояния большей части населения. В том числе по этой причине ловушку среднего дохода на данный момент не преодолела ни одна большая страна без введения подобных демократических институтов. Проблемы такой системы — непомерный рост бюрократии, лоббизм, сложные и затратные политтехнологии и постепенное замедление роста и способности к изменениям. Ну и очень медленная реакция на внешнеполитические события заодно.

Мы предлагаем систему, которая совмещает преимущества и той и другой системы и включает также много совершенно новых механизмов.

Панархия представляет собой конфедеративную систему больше всего похожую на Евросоюз, с сильным местным самоуправлением и очень ограниченным и коалиционным центральным правительством, состоящим из нескольких федеративных правительств. Люди и отдельные регионы и муниципалитеты внутри этой системы могут не голосовать за какой-либо курс правительства или партии, а сразу выбирать стать подданными одного из этих существующих правительств, уже видя в реальном времени его недостатки, преимущества и политический курс. Также в такой системе подразумевается возможность создания собственных разноуровневых правительств, но это другая тема, и в этом плане многие вещи реализованы и внутри западных демократий, просто в меньшем объеме.

Возможность выбора одного из уже действующих в тех или иных регионах и показывающих соответствующие результаты правительств делает политику этих правительств, также как в демократии, зависимой от того, считают ли граждане Конфедерации их деятельность полезной для себя и готовы ли они платить соответствующие налоги, но при этом их множественность и распараллеленность позволяет не покупать кота в мешке на следующие несколько лет, а весьма точно соотносить свои потребности с существующими конкурирующими институтами.

Это также позволяет существовать внутри такой системы эффективным и автократическим микронациям, а также различным радикальным политическим экспериментам, сторонники которых малочисленны, но очень лояльны и готовы поддерживать их длительное время. В дальнейшем подобные проекты, созданные анархистами, либертарианцами, неореакционерами, трасгуманистами или прогрессистами могут становиться новыми точками экономического роста, стоящими в авангарде изменений, постепенно и ненасильственно перенимаемых более «традиционными» регионами и политиями.

Проблемой панархии является только широкомасштабность замысла, требующего большой работы над созданием новых политических институтов и запуска целого ряда «пилотных» экспериментальных проектов, вроде городов-чартеров, особых экономических зон и самоуправляемых городов и микронаций. Но именно за этим мы и собрались здесь.

Основные концепции

Основные принципы и идеи панархизма:

Локализм — большинство правил должны действовать и приниматься на уровне местного самоуправления, т.к. только местные жители в полной мере обладают знанием об оптимальном использовании имеющихся у них ресурсов (См. Элионор Остром «Управляя Общим».

Фрагментация — разные социокультурные общности обладают разными социальными навыками и институтами, поэтому для них подходят разные реформы и модели развития, которые следует прорабатывать в тестовых особых зонах, и только после этого реализовывать на больших территориях (См. модель Беттке-Койна-Лисона).

Голосование ногами — территориальная мобильность населения при условии наличия сильно отличных правил в разных административных единицах делает федеративную систему антихрупкой и устойчивой к кризисам. (См. Гипотезу Тьибу).

Экстерриториальность — возможность индивидов и административных единиц в индивидуальном порядке изменять свою принадлежность к той или иной управленческой политической структуре (не меняя своего физического расположения) также существенно сокращает издержки и оптимизирует систему (См. наше моделирование по Тьибу).

Цифровые юрисдикции — уплата налогов, открытие бизнеса, заключение сделок, нотариальные услуги и получение резидентства через онлайн позволяет на практике начать реализовывать конкуренцию разных экстерриториальных правовых и административных систем. (См. нашу заметку про цифровые юрисдикции).

Технократический подход — реформы, законодательство, дизайн рынков и политических структур везде, где это возможно, должны создаваться не идеологическим или традиционным, а инженерным подходом, отсекая нежелательные последствия на этапе проекта (См. нашу заметку про современную теорию экономических реформ).

Модульность — эффективные и устойчивые правовые, управленческие и административные платформы должны подразумевать возможность своей взаимозаменяемости и переносимости в новые региональные условия. В этих целях каждая такая платформа должна обладать максимально узкой и прикладной специализацией и работать по принципам, приближенным к бизнес-франшизе.

Коалиционность — там, где происходит столкновение интересов разных страт населения, и просчитывание оптимального инженерного решения невозможно по причине неполноты и рассеянности знания, необходимо создание коллективных органов управления, включающих представителей всех задействованных страт (Главным образом — местное самоуправление в городах).

Баланс Потенциала Насилия (БПН) — устойчивость общественных институтов и разделение властей должны поддерживаться не идеологическими установками или формальными законодательными рамками, а реальным раскладом сил. Отсюда проистекает необходимость гражданского оружия и фактической децентрализации властных институтов и полномочий, позволяющей удерживать равновесие за счет MAD (Доктрины гарантированного взаимного уничтожения) или возможности нанесения неприемлемого ущерба. (См. Доктрина Сдерживания).

Города-чартеры — практической реализацией правовой фрагментации общества является создание новых городов, имеющих собственное законодательство и большую автономию от остальной политической системы. (См. подборку про города-чартеры).

Функциональный федерализм — административные районы должны выполнять функцию удовлетворения потребностей местных жителей в тех или иных общественных благах и формироваться с учетом возможности предоставления этих благ, а не по какому-либо территориальному, либо историческому принципу. Соответственно функционально разные административные районы не обязаны территориально совпадать друг с другом и должны иметь возможность изменять собственные границы при изменении конъюнктуры.

FOCJ — функциональные пересекающиеся конкурирующие юрисдикции, призванные максимально полно реализовать концепцию функционального федерализма снизу-вверх. FOCJ является особым типом некоммерческой организации, имеющей право предоставлять общественные блага местным жителям, согласившимся на ее обслуживание взамен общемуниципального (либо другой FOCJ). Плата за услуги FOCJ вычитается из соответствующей части муниципальных налогов. (См. статью про FOCJ как новую модель федерализма).

Социальное предпринимательство — создание FOCJ и других проектов, целью которых является предоставление общественных благ негосударственными организациями. (См. модель DAC Алекса Табаррока).

Политическая программа Фракции

1. Укрепление гражданского общества, демократизация и либерализация политических институтов. Здесь мы полностью поддерживаем общую либеральную повестку, направленную на реформу избирательной, законодательной и судебной системы и установление правового государства. Без верховенства права, защищенных прав собственности и справедливой судебной системы предлагаемая нами политическая система не может работать.

2. Ослабление регуляций бизнеса и общественных организаций, реформа антимонопольного законодательства по европейскому образцу и ликвидация наиболее крупных государственных компаний. Планируемая нами перестройка общества невозможна без участия малого бизнеса, индивидуальных предпринимателей и низовой самоорганизации граждан. Существующее антимонопольное регулирование, действующее преимущественно в интересах крупных лоббистов и последовательно уничтожающее любые зачатки малого бизнеса, подлежит полной отмене и ликвидации. Вместо него должен быть принят пакет антитрестовых мер, направленный на разделение и демонополизацию рынков, занятых государственными и ассоциированными с ними компаниями.

3. Электронная демократия и самоорганизующиеся сообщества вместо федеральных законов о языке и других госстандартов. Одной из главных задач, которую ставят перед собой панархисты, является превращение государства в набор виртуальных обслуживающих компаний с добровольным участием. Однако мы отдаем себе отчет, что такая система не может быть создана в приказном порядке, а централизованная электронная демократия может лишь способствовать узурпации власти. Вместо этого мы предлагаем ряд решений, которые будут приводить к формированию виртуальных сообществ и других элементов прямой демократии и панархии на самом низовом уровне. 

4. DBVN (Decentralised Borderless Voluntary Nation) — это безграничные добровольные виртуальные сообщества, объединяющие людей, заинтересованных в создании и получении аналогичного пакета юридических, образовательных, медицинских или других общественных услуг. Данная технология является последовательным развитием Электронного Правительства и имеет практически неограниченный спектр применения. Например, вы являетесь национальным меньшинством и хотите, чтобы ваши дети изучали ваш родной язык в школе. Для этого вы просто присоединяетесь к сообществу граждан-носителей вашего языка и рассматриваете варианты предлагаемых ими программ обучения, их тарификации, дополнительной оплаты работы преподавателей, существующие платные и бесплатные учебные заведения, подходящие под ваши параметры, либо создаете собственную программу, план и реализацию обучения, и ищите под нее единомышленников и финансирование. Полностью онлайн.

5. Рефедерализация. Реализация предыдущего пункта требует пакета реформ, изменяющих статусы и полномочия субъектов федерации, городских властей и муниципалитетов. Основным направлением данной реформы является увеличение полномочий местного самоуправления, а также введение элементов прямой демократии на местном и городском уровнях и осуществление возможности создание «виртуальных кантонов», DBVN и других автономных гражданских организаций, позволяющих жителям брать на себя значительные полномочия по осуществлению правопорядка и общественной жизни на местном уровне, а также создать функциональные объединения регионального и общефедерального уровня, обладающие полномочиями подменять государственные и муниципальные органы власти в сфере своей деятельности.

6. Увеличение автономии и количества свободных экономических зон и способствование развитию системы международного арбитража. Долгосрочное развитие современной экономики невозможно без привлечения иностранного капитала, а также обеспечения надежной судебной системы для внутренних и внешних инвесторов. Экспериментальные регионы на основе Свободных Портов и Зон Опережающего Развития должны быть освобождены от большей части федеральных налогов и пошлин, иметь собственные независимые полицейские департаменты и коммерческие третейские суды, работающие по системе Общего Права. За основу развития подобных зон должен быть взят китайский, малайский, южно-корейский и дубайский опыт. Только подобные меры позволят нашей стране выйти в мировые лидеры по показателям экономического развития и перестать быть ресурсным придатком более развитых государств. 

7. Дальнейшая интеграция в систему международного права, развитие беспошлинной зоны Таможенного Союза, формирование конфедеративной сети отношений и системы автономных регионов, продвижение и формализация права наций на самоопределение. Значительно более долгосрочная реформа, целью которой является формирование успешного аналога Евросоюза в рамках Евразии, обладающего единой транспортной и денежной инфраструктурой, а также правом добровольной полной или частичной интеграции и дезинтеграции регионов, обладающих необходимыми для этого параметрами, четко закрепленным в международных соглашениях. При наличии всех перечисленных в предыдущих пунктах возможностей и автономий регионы и отдельные субъекты федерации, а также национальные республики, должны иметь право самостоятельно принимать решение о допуске на свою территорию тех или иных DBVN и аналогичных институций и общественных организаций и объединении своей правовой, судебной, финансовой и другой системы — таким образом должно быть закреплено право федеративных субъектов входить или выходить из той или иной федерации в рамках Союза (вплоть до полной сецессии) без прямого согласования с федеральной властью. Итоговым результатом всех наших реформ должна стать единая Конфедерация, полностью реализующая все потребности своих граждан и способствующая их безграничному саморазвитию в рамках ведущей мировой экономики на континенте.