La Façon de Vivre

В начале 2021 года мы писали про конкурс рассказов на тему Вольных Частных Городов, проводимый фондом Титуса Гебеля. Это перевод на русский рассказа, занявшего первое место.

Себастьян А.С. Грелль. «La Façon de Vivre»

Façon de Vivre* французов всегда манил Джеффри в Париж. Если бы только преступники не захватывали этот город по частям, а местная бюрократия хоть иногда давала свободно вздохнуть. Прагматичный и социально искушенный характер лондонцев притягивал Джеффри в Лондон. Если бы только чрезмерная осторожность англичан с их вездесущими запретами не лишила бы его возможности для маневра, решись он на это. Беззаботная и творчески вдохновляющая атмосфера жителей Западного Побережья тянула Джеффри в Сан-Франциско. Если бы только запах богатой вычурности не делал это место все более непривлекательным день ото дня — местные жители заковали себя в цепи, которые могут задушить в зародыше любое творчество. Стремление к звездам жителей Восточного Побережья звало Джеффри в Нью-Йорк. Но мания возведения строительных лесов — лишь одна из многих симптоматических проблем, преследующих этот город, заставляла его одуматься.

Даже если бы он сам мог принять такое решение, есть Жозефина. Каждый из этих городов сияет по-своему. Но он знал, что этого недостаточно. Они никогда не могли направить весь свой энтузиазм на какой-то один из аспектов, делающих любой из этих городов особенным. Ни один из этих аспектов сам по себе не смог бы удовлетворить их обоих. Но, возможно, им поможет машинописная записка, которую он нашел в одном из тех старых книжных магазинов. Одном из тех магазинов, которые существуют только потому, что собственник может себе это позволить, а не наоборот. Как бы то ни было, это тоже было симптомом страсти, с которой была написана записка.

«Что, если бы я сказал вам, что есть место, где вам не нужно выбирать, какую вашу месту должен воплотить в жизнь кто-то другой, но где вы сами можете формировать свою жизнь так, как вы захотите: не просто в малом масштабе, но и по частям! Мы ставим только одно условие для вашего желания реализовывать свои желания: не становитесь на пути у других, когда они хотят сделать тоже самое. Это может показаться простым, но вы не будете первым, кто потерпит здесь неудачу. Вам кажется, что вы справитесь с этим вызовом? Тогда приходите к нам и убедитесь в этом сами. И еще: мы примем ваш запрос на приглашение только в том случае, если ваш запрос напечатан на машинке и проштампован пятью синими штампами — неважно какими. Если вам сейчас интересно, зачем все это, я обещаю: вы поймете, когда мы встретимся лично — скоро. Поверьте мне! Сердечно приветствую вас в Pax and Libertas, вашей справочной службе по работе с клиентами Liberpax».

Джеффри давно не читал такого необычного и немного неловкого сообщения — возможно, никогда. Но это место, если оно существует, могло бы стать решением их проблемы и могло, наконец, удовлетворить их обоих. Было ли это слишком хорошо, чтобы быть правдой? Все равно стоит попробовать!

Старая дедовская пишущая машинка была пыльной. Джеффри достал ее из старой коробки, хранившейся в самом конце кладовой. Он тяжело дунул. Это действие окутало маленькую комнатку облаком пыли. Ему пришлось кашлять. Как только облако пыли рассеялось, он вытащил небольшую табуретку и поставил перед ней небольшой деревянный складной столик и начал печатать: «Уважаемая служба запросов клиентов Liberpax, я нашел записку от вас в старой книге в книжном магазине неподалеку. Я не знаю, сколько времени там находилась эта записка, но надеюсь, что до сих пор смогу добраться до вас этим путем. Я и моя жена ищем место, которое могло бы объединить то, что мы ценим в Париже, Лондоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско — и, возможно, за их пределами — без того, чтобы страдать от их недостатков в виде бюрократического паралича, интервенционалистского чрезмерного регулирования и институционального упадка. В вашем сообщении говорится, что вы не только знаете такое место, но и создавали его в соавторстве с другими, чтобы сделать его таким, какое оно есть. Я горячо надеюсь, что место, которое вы описываете, все еще существует — если оно когда-либо существовало. Мои надежды могут быть выражением того, что кто-то отчаянно пытается поверить в мечту, живя в мире упадка. Возможно, я просто пишу вам, чтобы использовать вашу мечту, чтобы сохранить мои надежды. Однако, если это не просто мечты, и если вы и это место действительно существуете, для меня и моей жены было бы большой честью получить разрешение навестить вас. Отчаянно надеюсь, что это был не просто сон, искренне и с любовью к месту, в котором воплотились ваши мечты, ваш Джеффри Икс».

Старые клавиши пишущей машинки заставляли стол дрожать при каждом нажатии. Дрожь прекратилась. Звук ударов стих. В конверт. Печать. Синий. Пять раз. Предоплачено. В почтовый ящик. Отправить по почте. Теперь ему остается только ждать и смотреть, что будет.

Прошли недели, и Джеффри почти забыл о своем машинописном письме с пятью штампами, когда мужчина, одетый во все черное, догнал его посреди пешеходной зоны, затем поспешил за ним и спросил: пять синих марок? Печатная машинка, друг? Джеффри не сразу понял, что именно его поразило, и в первые секунды провел в замешательстве, пытаясь понять с кем его перепутали. Затем с изумлением посмотрел на мужчину. Мужчина в черном на мгновение заколебался, затем снова ускорил шаг и намерился исчезнуть в толпе. Только после этого Джеффри вспомнил о записке. «Подождите!» — крикнул он и побежал, чтобы догнать человека, который молча протянул ему конверт и добавил: «Приходите вовремя».

Джеффри был у одной из стоек терминала C. Слегка расстроенный, он обратился к одной из стюардесс: «Послушайте… Я не могу найти мой гейт. Вы можете мне помочь?» Стюардесса некоторое время рассматривала посадочный талон, после чего немного озадаченно спросила: «Вы ведь знаете, что не можете сесть здесь на свой частный самолет, не так ли, сэр? Вы хотите, чтобы я вызвала вам такси, чтобы отвезти вас к частному терминалу?» Чуть позже он был выше облаков. С ним летели еще двое джентльменов и дама. Казалось, они все знают друг друга — по крайней мере, внешне. Джеффри смотрел в окно. Облака рассеялись, открыв райский мыс. Самолет начал заходить на посадку.

Высадившись на берег, Джеффри впервые обменялся несколькими словами с одним из джентльменов. «Вы здесь впервые? Или вы одна из заинтересованных сторон?» — спросил его один из них. «Я мало что знаю об этом месте», — признался он. «Вначале никто не знает. Все дело в чувстве и надежде, что должно быть нечто большее, чем постоянные компромиссы. В других местах мы даже не можем рассчитывать на то, что компромиссы будут такими, какими, как нам кажется, они обычно должны быть, я прав?» — объяснил джентльмен. «Возможно.» — Джеффри ответил, любуясь райскими пальмами и пляжами с обеих сторон, пока они ехали в это еще незнакомое место на чем-то, что напоминало гибрид джипа и автобуса. «Мы все были на вашем месте. Вот увидите: что бы вы ни искали, вы найдете это у нас. Здесь есть те, кого мы называем Технохакерами, те, кого мы называем Ностальгистами, те, кого мы называем Любителями Природы, те, кого мы называем Империалистами, те, кого мы называем Креаторами, те, кого мы называем Игроками, те, кого мы называем Интеллектуалами, и многие другие. Еще есть Искатели — они пока не нашли своего места. Но есть также и Гибриды, которые ценят несколько стилей жизни и преследуют цели разных групп. Большинство групп собираются в своих районах. Тем не менее, некоторые также ценят совместное проживание в смешанных районах с людьми, у которых другие представления о том, как надо хорошо жить, и у которых другое мышление, чем у них: в так называемых Гибридных Зонах. Но даже те, кто живет в Зоне Особого Интереса (ОИЗ), редко всегда держатся особняком — это было бы скучно, не правда ли? С единомышленниками легче договориться о правилах в районе, который устраивает их всех. Во многих случаях это приводит к меньшему компромиссу для всех участников. Именно поэтому многие предпочитают жить в ОИЗ. В этом случае многие вещи решаются уже на уровне выбора соседства с теми людьми, которые думают о жизни так же, как вы. Благодаря свободе выбора района, в большинстве случаев услуги вашей районной администрации очень хороши. Услуги, которые регулируются на уровне городского совета, выигрывают от того факта, что большая часть услуг передается на аутсорсинг поставщикам услуг, которые напрямую конкурируют друг с другом на основе своих прошлых заслуг. Но сперва приходите сами. Обо всем остальном вы узнаете достаточно скоро. Я уверен, что и для вас найдется что-нибудь. Я должен идти. Наслаждайтесь пребыванием в Возможландии». Значит, это место называется Возможландия. Подходящее имя, подумал Джеффри. То, что сказал ему джентельмен, звучало захватывающе. Он чувствовал, как часто колотится сердце в его груди. Это была гонка. И вот они приехали. Джентльмен, с которым он разговаривал, ушел. Они были в Возможландии.

Они подошли к платформе, покрытой большими полыми трубами, каждая из которых вела к разным перекресткам в городе. Джеффри купил билет «Частная капсула — 1 человек». В капсуле внутри трубы с одной стороны был диван, а с другой — стол. Посередине был большой дисплей на телескопической ножке. Прозрачная стенка капсулы открывала панорамный вид на 360 градусов. Сама трубка была сделана из стекла, чтобы можно было смотреть сквозь нее целиком. Фасад окна мог быть прозрачным с обеих сторон, затемненным с одной стороны изнутри или с обеих сторон. Состав внутри трубки быстро двинулся к центру. Время пролетело незаметно. Промелькнувшие снаружи виды оставили у Джеффри впечатление, будто он пролетел через страну будущего, прошлое и какие-то фантастические волшебные земли одновременно — в абсолютно позитивном смысле, подумал он. Он был переполнен трепетом. Эти яркие впечатления глубоко запечатлелись в его памяти.

Центр города казался более традиционным и спланированным более централизованно, чем окраины, которые он только что мельком увидел. Украшал это место большой проспект, по обеим сторонам которого стояли современные элегантные, органично построенные стеклянные конструкции. В конце проспекта находилось большое отдельно стоящее стеклянное здание с металлическими буквами высотой с голову, из которых была составлена большая яркая надпись «Возможландия». Район был окружен множеством зеленых насаждений. Однако он был уверен, что будет интереснее побывать на окраинах. Найдет ли он там маленький Париж, маленький Лондон, маленький Нью-Йорк или маленький Сан-Франциско? Опять же, визуализируя то, что он только что увидел во время поездки по трубе, ​​он был уверен, что найдет множество районов, которые ему понравятся, но будут, опять-таки, сильно отличаться от городов, перечисленных выше: что-то совершенно новое, что-то совершенно неизвестное ему, что-то, что будет способно увлечь его по-своему. Посмотрим, подумал он и снова залез в одну из трубок — на этот раз, видимо, от другого оператора.

Он должен был написать Жозефине и рассказать ей о том, что он только что видел и испытал. «Мне кажется, что я нашел место, где мы оба сможем быть счастливы», — написал он. Сначала он побывал в районе Ностальгистов. Ностальгисты любят районы сделанные с определенным историческим чутьем. Соответственно, правила в определенных районах устанавливают определенный дресс-код и предписывают, как должны выглядеть фасады — иногда более, иногда менее строго, исходя из модели определенных эпох (иногда это было скорее фантазии, которые, казалось, повлияли на правила). В любом случае Джеффри был поражен изобретательностью и эстетическими стандартами, продемонстрированными Ностальгистами. Некоторые сказали ему, что у них здесь находится второй дом, куда можно сбежать от повседневной жизни. Джеффри понимал этих людей. Действительно, это было похоже на путешествие в волшебную страну чудес, которая приглашает каждого опытного человека немного отвлечься и помечтать. После своего визита к Ностальгистам Джеффри посетил Технохакеров. Технохакеры — это технари, охваченные предпринимательским духом, которые любят технологии и создают свою маленькую футуристическую империю. Многие из этих футуристов являются трансгуманистами и стремятся компенсировать слабости своего тела, они специально стремятся повысить эффективность своего тела и разума с помощью различных технических надстроек. Другие технические дополнения обеспечивают им комфорт или развлечение. В умные дома превращаются не только сами здания, но и целые примыкающие к ним районы — каждый из этих районов имеет разную направленность и реализует разные технологические философии. В то время как одни из этих районов сосредоточены на комфорте, другие — на развлечениях, повышении производительности, оптимизации процессов инфраструктуры или безопасности. Посещение уголков Любителей Природы, напротив, рисует совершенно иную картину: увлечение техникой сменяется простой, почти деревенской жизнью. Естественность, фермерское чутье и замедление — вот ключевые слова, которые характеризуют жизни этих людей и описывают их наиболее точно. Империалистов, напротив, совсем не устраивает простота. Они любят помпезность. Они хотят построить свои собственные торговые империи и оставить их своим отпрыскам и их потомкам. Они предпочитают встречаться за бизнес-ланчем в гольф-клубе, чтобы строить большие планы. Они придерживаются стиля классицизма и викторианской Анлии. Но, посетив несколько районов Империалистов, Джеффри понял, что и здесь нет двух одинаковых районов; никакое поверхностное описание не может отдать должное разнообразию множества увлекательных амбиций Империалистов. Кроме того, здесь некоторые сочетают свою амбициозную имперскую жизнь с параллельной жизнью в одном из других районов. Многие районы империи напоминили Джеффри Лондон — хотя таким Лондон, должно быть, был в период своего расцвета. Районы Креаторов напомнили Джеффри Париж и Сан-Франциско одновременно. Игроки, кажется, заново изобрели Бродвей и Лас-Вегас. Искатели, в свою очередь, дробят и разделяют свою собственность и часто вступают в полиаморные партнерства. Термины «свободная любовь» и «психонавтические путешествия» используются здесь постоянно. Интеллектуалы и Ученые находят свой дом среди великолепных библиотек и междисциплинарных университетских городков, которые в ином обличии превращаются в особые места обучения и исследования.

Они с Жозефина найдут здесь свой дом: Джеффри уверен в этом. Ему не терпится поделиться с ней всеми своими новыми впечатлениями. Чего они могут здесь не найти? Какое желание сердца могло остаться невыполненным в таком месте? Нет ничего такого, о чем здесь нельзя было бы мечтать; «Нет ничего, что нельзя было бы создать здесь», — подумал он про себя. Он не был так влюблен с тех пор, как впервые встретил Жозефину. Его новую возлюбленную зовут Возможландия. И это Вольный Частнй город, где каждому позволено жить и быть счастливым в соответствии с его или ее собственным façon de vivre.

*Стиль жизни (фр.) — примечание переводчика.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s