Жизнь и карьера создательницы Bitnation Сюзанны Темпельхоф

Все вокруг обсуждают ситуацию в Афганистане и ужасное положение, в котором оказались местные женщины, и все вы наверняка уже видели многочисленные мемы с «феминистками, вылетающими в Афганистан для помощи афганским женщинам«, поэтому сегодня хотелось бы рассказать вам непростую историю одной отважной женщины, которую мы, в силу специфики нашего канала, периодически упоминаем, и которая, в отличие от борцов с социальной справедливостью в отдельно взятой асоциальной сети «Твиттер», действительно положила несколько лет своей жизни на помощь людям, живущим в Афганистане и других горячих точках.

Имя нашей героини — Сюзанна Тарковски Темпельхоф.

Начало карьеры

Сюзанна родилась в 1983 году в Гётеборге (Швеция), ее мать была иммигранткой из Франции, а отец — беженцем из Польской Народной Республики.

Как она позже неоднократно расскажет в своих интервью, именно непростая ситуация с ее отцом, который не мог получить гражданство Швеции на протяжении 10 лет, навела ее на многочисленные размышления о природе национального государства и о том, что может придти ему на смену.

В самой Швеции она жила мало и рассказывает о ней больше в негативном ключе:

«Шведское государство берет на себя почти все жизненноважные функции. Родители не несут полной ответственности за воспитание своих детей, а дети не заботятся о своих родителях. Соседи игнорируют друг друга. В Швеции вы всегда ожидаете, что государство сделает всё за вас».

С 1998 по 2000 год Сюзанна Тарковски работает журналисткой в местном шведском журнале Groove, посвященном поп-музыке, но уже в 2001 она переезжает вместе с матерью во Францию, и основывает арт-кафе и художественную галерею в Монпелье, где позже начинает продавать собственные рекламные и медиа-услуги.

Три года спустя Сюзанна возвращается в Швецию и несколько лет ведет курсы по маркетингу и преподает дизайн в Гётеборгском университете.

«Я никогда не понимала сути национального государства. Когда я вернулась в Швецию в 20 лет, мне было трудно следовать правилам и кодексам в обществе. Почему мы не можем выбирать между разными формами правления? Или получить купоны, чтобы выбрать, например, где покупать медицинские услуги?»

После этого начинается самый интересный отрезок ее жизни.

Афганистан

В 2006 году она устраивается Арт-директором в компанию Cetena Group, располагающуюся в Кабуле в Афганистане и работающую на правительство США, предоставляя маркетинговые, рекламные, рекрутинговые и пропагандистские услуги.

А уже в 2008 году Сюзанна становится основателем собственной афганской компании Wise Strategic Communication.

Wise Strategic Communication также сотрудничает с правительственными службами и военными, преимущественно из США, занимаясь социологическими опросами и аналитикой. В этот период под руководством Сюзанны находится уже около 300 человек, набранных из местных жителей.

Чтобы лучше понять специфику деятельности Wise Strategic Communication следует ознакомиться с ее отчетом об афганских беженцах, тысячами добирающихся на лодках до берегов Австралии. Доклад был заказан правительством Австралии и некоторое время был засекречен, но сейчас с выводами из него можно ознакомиться, например, здесь. (Сам текст вроде как тоже должен быть доступен, но большинство ссылок битые).

Компания Тарковски проводила глубокие интервью с фокус-группами из разных провинций Афганистана и готовила отчеты, в которых указывались основные причины нелегальной миграции среди разных групп афганского населения, такие как голод, нищета, отсутствие видимых экономических перспектив, этнические волнения и война с Талибами, а также давались рекомендации для правительства как лучше всего объяснить афганцам опасность и бесперспективность нелегальной миграции в Австралию с помощью услуг контрабандистов (смертность в ходе такого путешествия на лодках достигала 80%).

В 2011 году Сюзанна успешно продает свою компанию подрядчику из США и покидает Афганистан.

Выступление на TED, Арабская Весна и Гражданская Война в Ливии

Во время Арабской Весны в 2011 году Тарковски основывает новую международную компанию — Shabakat Corporation — на этот раз в Ливии и Египте, которая занимается помощью с развертыванием офисов и полевых штабов и поддержкой местных гражданских движений — все также в сотрудничестве с военными из стран НАТО. Позже эта компания проведет ряд стратегических переговоров с правительствами Ганы и Йемена по заказу США и нескольких других заказчиков.

По окончанию гражданской войны в Ливии, Сюзанна предпринимает попытку превратить Shabakat Corporation в технологическую компанию, предоставляющую услуги корпоративного управления по всему миру. Ее захватывает идея о том, что услуги правительства могут быть предоставлены на конкурентной корпоративной основе, а роль правительств могут выполнять крупные международные корпорации, такие как Faсebook или Google.

С этой идеей она выступает на TED в 2012 году:

В том же 2012 году она Сюзанна более основательно знакомится с технологией Bitcoin, после чего сразу понимает, что это именно та технология, которая может изменить мир и сделать реальностью все, о чем она смутно мечтала с самого детства.

виртуальная НАЦИЯ

В этот период своей жизни Сюзанна живет в Бразилии, пишет книгу «The Googlement, All around the world», охарактеризованную как «Руководство по созданию собственной нации и изменению мира своими руками», которая будет опубликована в 2014 году, и в июле того же года совместно со своим мужем Джеймсом Феннеллем Темпельхофом основывает проект Bitnation, называя его «Первой в мире децентрализованной виртуальной безграничной нацией».

Чтобы лучше понять, как работа в Афганистане и Ливии повлияла на мировоззрение Сюзанны Темпельхоф стоит привести еще несколько цитат из ее интервью:

«За семь лет работы на Правительство Соединенных Штатов я видела много страданий. Я видела, как людей убивают, разрывают на куски, похищают. И вместо государственного аппарата я видела другие формы сообществ, которые заботятся о людях. Например, когда я прибыла в районы повстанцев и увидела бомбардировку Бенгази в Ливии, я ожидала полного хаоса, но это оказалось одним из самых цивилизованных мест, которые я когда-либо посещала. Группа «разведчиков» руководила движением транспорта, а добровольцы организовывались для сбора мусора. Я видела общество, которое функционировало без центрального правительства».

Тарковски продолжает делиться своими воспоминаниями о пребывании в Афганистане:

«Я видела такую же гражданскую организацию в Афганистане. У власти там были слабые позиции, но, тем не менее, страна функционировала. Хотя люди в Афганистане видели ужасные вещи, пережили войну и жили в опасной стране, я честно испытала там форму человеческого общения и поддержки, которую я редко вижу на Западе».

Характерен еще один момент ее биографии. Во время ее пребывания в Афганистане на Тарковски работало около 300 человек. Она возглавляла компанию, которая предоставляла статистические данные Министерству Обороны США. Но для завершения статистики могло потребоваться несколько месяцев, а деньги поступали медленно. Вот как она рассказывает об этом случае:

«Внезапно я не смогла подготовить деньги ко дню, когда мне нужно было выплачивать зарплату. Многие рабочие из Талибана хотели убить меня, потому что это означало, что они не смогут обеспечить свои семьи. Они заняли наши офисы и требовали расправы».

Столкнувшись с угрозами расправы, Тарковски позвонила своей матери во Францию:

«Моя мама — любящий человек, но она из другой вселенной. Когда я сказал ей, что они хотят убить меня и требуют денег, она сказала что-то вроде: «Я люблю тебя, дорогая, но сейчас я переделываю ванную комнату, так что сейчас не лучшее время».


Вместо этого на помощь пришли ее местные связи, так как у Тарковски было много друзей в Афганистане:

«Меня приглашали на их свадьбы, я знала их семьи […] Здесь вы все помогаете друг другу. Я как бы сама стала афганцем».

В конце концов, ее водитель продал свою машину, а отец продал дом. Это спасло ей жизнь.

Взлет и падение проекта

На волне роста биткоина и других криптовалют Bitnation действительно приобретает внезапную популярность, и в какой-то момент кажется, что будущее нетерриториальных государств и вирутальных наций действительно наступило.

Через четыре года после основания Bitnation на Тарковски на полную ставку работает 20 сотрудников в головном офисе в Лондоне, половина из которых является программистами, а остальные работают в областях, связанных с юриспруденцией и связями с общественностью. Число резидентов ее «виртуальной нации» составляет около 15000. Можно прочитать русскоязычной перевод хорошей обстоятельной статьи одного из участников проекта того периода: Я стал гражданином Bitnation, виртуальной нации на Блокчейне. Что дальше?

Bitnation раздает удостоверения личности и выступает банковским и страховым посредником, ведет переговоры о сотрудничестве с правительством Эстонии в области электронного резидентства и перевода нотариальной системы страны на Блокчейн, участвует в разрешении европейского кризиса беженцев, выдавая временные удостоверения личности, консультирует сторонников независимости Каталонии, открывает посольства, получает премию ЮНЕСКО, etc, etc…

Тарковски также активно раздает интервью и продолжает выступать на TED:

В это же время начинают проступать проблемы, которые, как мне кажется, неразделимо связаны с жестко сформированным ее биографией мировоззрением Сюзанны: проект покидают люди, считающие, что получившаяся в итоге организация слишком аморфна, нужно повременить с выпуском новых инструментов и программного обеспечения, тщательнее заниматься проблемами безопасности, и подбором персонала, и как можно скорее начать выстраивать полноценную корпоративную структуру, которая в Bitnation практически полностью отсутствует.

На все это Тарковски отвечала примерно следующее:

«Если люди покидают такой стартап, где традиционные корпоративные принципы не действует, а вся компания работает на принципах blockchain, заявляя, что им не хватает корпоративной структуры, очевидно, что они не поняли самой сути такой компании. И более того, не готовы для начала хотя бы поверить в либертарианство. Я твёрдо верю в то, что все правительства могут работать на основе Blockchain. Тому кто не согласен с этим, не стоит пытаться стать частью Bitnation. Я перенимаю эстафетную палочку от биткойн. Биткойн не спрашивал ни у кого разрешения, а когда он достиг критической массы адаптации, правительства просто вынуждены были обратить на него внимание. А сейчас они вынуждены признавать его существование. На протяжении многих лет я работала в качестве подрядчика и считала, что можно изменить систему изнутри. Но когда я увидела насколько коррумпирована и неэффективна система и в тот же момент поняла чего удалось добиться Bitcoin, я поняла, что это и есть выход. Выход в будущее всего мира».

Как не сложно догадаться, отсутствие четкого бизнес-плана и неспособность признавать ошибочность собственных предоставлений о том, что люди могут самоорганизоваться в одноранговые сети без какой-либо организующей их корпоративной структуры, в итоге привели к постепенному угасанию проекта и уходу оттуда большей части его участников и разработчиков.

Впрочем, большая часть бывших разработчиков Bitnation продолжает работать в сфере криптовалют, блокчейна и смарт-контрактов и даже разрабатывает новые, пусть и не настолько амбициозные проекты, которые когда-нибудь могут быть стать основой для настоящей нетерриториальной нации.

Панархизм и либертарианство

Напоследок приведу еще несколько цитат Тарковски, прекрасно характеризующих ее как образцового панархиста. Вот так она представляет себе мир после национальных государств:

Я представляю себе мир без централизованной власти. Вместо этого я хотела бы видеть мозаику из регионов, городов-государств, деревень и автономных сообществ. Я представляю себе комбинацию виртуальных властей, таких как то, что мы делаем с нашими бит-нациями, и властей, которые отстояли свою географическую независимость и не имеют национальных границ. Я надеюсь, что еще больше людей последуют этому видению».

Тарковский также критически относится к государственной власти, государству всеобщего благосостояния и даже к самой демократии: 

«Я возражаю против идеи, что большинство может навязать свою волю человеку. Моя воля не должна контролироваться большинством».

Одновременно с этим она очень сильно негодует, когда ее сравнивают с Айн Рэнд и другими либертарианцами:

«Многие люди говорят мне, что я настоящая копия Айн Рэнд, на что я негодую. Я пыталась читать ее, но она плохой писатель, ее сочинения скучны. Я также не считаю ее индивидуализм особенно интересным, привлекательным или актуальным».

Кроме того она говорит:

«Да, я за солидарность, например, за перераспределение продуктов питания. Но дело в том, что это должно быть добровольным. То же самое и с идеей о том, что вы должны платить налоги, чтобы помогать наркоманам или поддерживать военные действия в других странах».

Из повлиявших на нее мыслителей она чаще называет Фридерика Бастиа и глобалиста Томаса Фридмана.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s