Как обстоят дела с городами-чартерами: Движение крепнет

Dr. Mark Lutter

Как и любой стартап на ранней стадии, чартерные города сейчас набирают обороты, и состояние чартерных городов хорошее.

Сейчас, когда в новостях появляется все больше информации о Próspera, пора подвести очередной итог размещения чартерных городов. Но сначала краткий обзор всего, что недавно писали о Prospera:

  • Лучшее описание Próspera размещено у Скотта Александера.
  • Тайлер Коуэн пишет, что проект Просперы является частью более широкого либертарианского движения, переизобретающего себя.
  • Также недавно об этом рассказывали в Блумберг.
  • А в мае прошлого года я сам рассказывал о запуске Próspera (Вот мой подкаст с Эриком Брименом, генеральным директором Próspera).

Прóспера, а также менее распиаренный в медиа «Сюдад Морасан», представляют собой важные вехи в истории чартерных городов. Они являются кульминацией более чем десятилетней работы различных заинтересованных сторон. Закон о ZEDE (Зоны занятости и экономического развития — чартерные города Гондураса) был принят в 2013 году, но основывался на более раннем законодательстве, связанным с Полом Ромером. Даже при наличии законодательства потребовалась большая часть десятилетия, чтобы создать институциональную инфраструктуру для утверждения ZEDE и для того, чтобы подходящие предприниматели взялись за решение данной задачи.

Несмотря на то, что по всему миру существует множество проектов новых городов и особых экономических зон, ZEDE уникальны по своему объему юридических полномочий, делегированных местным органам власти, включая налоги, трудовое право, экологическое право и разрешение споров. ZEDE — это, по сути, юридический чистый лист, на котором может быть написана новая структура государственного управления.

Такая передача полномочий создает возможность для значительно более широкого разнообразия бизнес-планов, чем типичная застройка нового города или особой экономической зоны. Если повезет, Проспера и Сюдад Морасан могут стать первыми из многих экспериментов по совершенствованию государственного управления, сокращению бедности и ускорению технологического развития.

История

Пол Ромер выступил со своим знаменитым докладом на TED в 2009 году. Затем Ромер отправился на Мадагаскар, после этого — в Гондурас. The Atlantic вынес Ромера и его новую идею на передовицу, Economist часто писал об этом, Guardian критиковал его, New York Times и Financial Times упоминали о нем несколько раз, и это лишь небольшая часть подобных примеров.

Институт Систединга был основан в 2008 году. Его видение автономных плавучих городов захватило воображение Кремниевой долины. Питер Тиль вложился в Институт Систединга и обеспечил ему финансирование. В 2013 году Ларри Пейдж выступил за то, чтобы «оставить в стороне часть мира» для нерегулируемых экспериментов. В 2014 году Марк Андрессен утверждал, что реформы зонального регулирования могут «превратить Детройт в долину беспилотников«. Хотя ни Ларри, ни Марк не упоминали о систединге как таковом, в их комментариях царил та же оживленная атмосфера.

Однако к 2015 году этот интерес к данной теме был практически сведен на нет. После распада проекта первого чартерного города в Гондурасе в 2012 году Ромер перестал публично комментировать чартерные города. Петри Фридман, основатель Института Систединга, вернулся на свою старую работу в Google. Помимо периодического упоминания о городах для беженцев в прессе, уровень интереса, ажиотажа и координации в данной теме стал практически нулевым.

За последние несколько лет интерес общественности и средств массовой информации к чартерным городам восстановился. В 2017 году мной был основан Институт городов-чартеров. В 2019 году Петри Фридман основал Pronomos Capital, венчурный фонд для чартерных городов. Прóспера и Сюдад Морасан были основаны в Гондурасе в прошлом году. Кроме того, мы видели, что некоторые знаменитости заинтересованы в строительстве новых городов, в том числе Эйкон и Канье Уэст. Журналисты также проявляют все больше интереса к этой теме.

Несмотря на то что развитие темы чартерных городов имеет положительную динамику, она все еще находится на начальной стадии. Существуют различные подходы к чартерным городам и множество открытых вопросов, связанных с целевым населением, агломерацией, государственным управлением и масштабированием.

ЦЕЛЕВОЕ НАСЕЛЕНИЕ

Есть две потенциальные целевые группы населения для чартерного города: высококвалифицированная рабочая сила или низкоквалифицированная рабочая сила. Сюдад-Морасан, например, нацелен на низкоквалифицированную рабочую силу, в основном через макилас (недорогие фабрики в Мексике и Центральной Америке), в то время как Próspera нацелен на высококвалифицированную рабочую силу, в том числе через удаленную работу. Это вписывается в более широкую дискуссию о том, должны ли чартерные города быть сосредоточены на создании нового фронтира в области экономики и государственного управления или на стимулировании догоняющего роста. Целевое население чартерного города детерминирует почти любое решение, которое принимается проектом такого город, включая местоположение, целевую отрасль производства и инфраструктуру.

Примером высококвалифицированного (прото) чартерного города является Дубай. Граждане Эмиратов составляют лишь небольшую часть населения Дубая. Остальные — это смесь высококвалифицированных рабочих, в основном европейцев, и низкоквалифицированных рабочих, в основном из стран Азии. Основная часть экономической деятельности Дубая состоит из таких услуг, как банковское дело, туризм и т.п.

Примером (прото) чартерного города с низкой квалификацией является Шэньчжэнь. Когда в 1980 г. была создана особая экономическая зона в ней проживало 100 тыс. жителей, в то время как сегодня в Шэньчжэне проживает 20 миллионов человек. Нынешнее население (или их родители) до миграции в город были бедными сельскими крестьянами. Со временем их производительность труда возросла, и экономика Шэньчжэня поднялась вверх по цепочке создания добавленной стоимости.

Высококвалифицированный подход больше соответствует духу систединга. Целевым населением могут быть юристы, врачи, инженеры, профессора и предприниматели. Конкуренты городов-чартеров для людей с высокой квалификацией — это города, где в настоящее время проживают их целевые жители. Такие города-чартеры должны предлагать какие-то ценные и выгодные условия для привлечения талантов из Майами, Остина, Сан-Франциско и других признанных центров талантов.

Высококвалифицированные чартерные города могут раздвинуть границы в области государственного управления, городского дизайна и т.д. и, вероятно, извлекут из этого выгоду. Люди хотят жить на передовой. Они могут экспериментировать с управлением, внедрять новые технологии в свои разработки и претендовать на звание «жителей города будущего».

Чартерные города, ориентированные на низкоквалифицированную рабочую силу выигрывают от быстрого роста городского населения. Они будут привлекать крестьян и нынешних обитателей трущоб. Эти чартерные города конкурируют не с существующими городами как таковыми, а с городскими пространствами, которые еще не построены. Некоторая доля людей, которые продолжают застраивать территорию существующих городских трущоб, может вместо этого переехать в города-чартеры.

Чартерные города, таргетирующие население с низким уровнем квалификации, скорее всего будут придерживаться более консервативного подхода. Вместо того чтобы целенаправленно раздвигать границы государственного управления, чиновники в таких городах будут ориентироваться на то, что работает, и приспосабливать его к местным условиям. Основное внимание будет уделяться снижению издержек для повышения доступности.

Высококвалифицированные и низкоквалифицированные чартерные города делают две разные ставки. Высококвалифицированные чартерные города делают ставку на удаленную работу. Они ожидают, что люди будут все более мобильными и будут соответствовать этому образу жизни. Чартерные города с низкой квалификацией делают ставки на растущую урбанизацию. Ежегодно для чартерных городов появляется более 75 миллионов новых жителей, в основном в Африке и Азии. Для них должны быть построены новые городские пространства.

Государственное управление

Вообще говоря, подходы к государтсвенному управлению в городах чартерах можно разделить на два условных лагеря: лагерь собственников и лагерь государственников. Собственники определяют отношения между правительство и населением через контракт, четко определяющий права и обязанности обоих сторон. Государственники считают, что права собственности важны, но сильное государство также имеет решающее значение для построения успешного города и обеспечения устойчивого экономического роста.

Титус Гебель является главным сторонником собственнического взгляда на город. Он утверждает, что «поставщик государственных услуг, являющийся оператором вашего сообщества» не может позднее в одностороннем порядке изменить этот «гражданский контракт» с вами. И Проспера, и Сюдад Морасан приняли такой подход.

Подход государственнико также определяет права и обязанности как жителей, так и правительства, но предлагает более широкий диапазон гибкости для решении непредвиденных проблем. Акцент делается не на государстве как подрядчике услуг, а на государстве как позитивном акторе, играющем свою роль в развитии города. Правительство Сингапура, например, играет активную роль в развитии Сингапура, строя индустриальные парки, привлекая инвестиции и уделяя особое внимание развитию конкретных отраслей.

Собственникческий подход дает жителям и бизнесу больше гарантий. Руки у государства в этом случае связаны. Эти гарантии достигается за счет падения гибкости. Я больше склоняюсь к государственническому подходу. Правильное согласование стимулов правительства города с его жителями может минимизировать риск таких действий правительства, которые наносят вред жителям, при этом сохраненяя возможности для позитивных действий правительства.

Агломерация и масштабирование

Как Прóспера, так и Сюдад Моразан находятся ближе к чартерным посёлкам, чем к чартерным городам. Их целевое население в среднесрочной перспективе исчисляется тысячами человек, в то время как преимущества чартерных городов исходят как от их Устава/Правительства, так и от размера агломерации. Преимущества распределяются по квадратичной шкале. Один чартерный город со 100 000 жителей лучше, чем 10 сравнимых чартерных городов с 10 000 жителей каждый.

В Прóспере есть инновационные идеи в области управления. Например она тестирует систему, при которой компания может выбрать регулятивную систему любой страны, входящей в OECD (Организацию экономического сотрудничества и развития) или Гондураса. Их судьи являются представителями юрисдикций общего права. Это означает, что судьям по общему праву, возможно, придется решать гражданско-правовой спор по Французскому праву. Компания Próspera также создала имущественные права в эфире для разрешения споров о мнениях. Как будут работать обе системы? Я не знаю! Я скептически отношусь к первой и оптимистично отношусь ко второй. Однако, мы не узнаем пока резина не встретится с дорогой и не произойдут первые прецеденты.

Первоначальный аргумент Пола Ромера в отношении чартерных городов включал в себя тот факт, что города — это наименьшая единица, которая могла бы обеспечить устойчивый экономический рост. Будет ли Сюдад Морасан с 10 000 жителей лучшим местом для жизни, чем Сан-Педро-Сула? Наверное! Приведет ли это к повсеместному экономическому развитию Гондураса? Наверно нет.

К счастью, законодательство Гондураса о ZEDE является новаторским в том числе потому, что ZEDE могут расширяться без дополнительных законодательных действий, требуется только согласие владельца собственности или голосование жителей, если плотность населения превышает определенный порог. Таким образом, хотя Проспера и Сюдад Морасан не стартовали как проекты, имеющие машстабы города, каждый из них имеет возможность использовать дополнительные земли и расти до тех пор, пока будет существовать спрос на их юрисдикцию.

Возможно, второй самой главной проблемой после получения политической поддержки автономии является агломерация. Как убедить людей переехать туда? Вам нужны земля, убедительное ценностное предложение, доступные рабочие места и способность расширяться со временем.

Próspera выбрала модель привлечения удаленых сотрудников для своего старта. Это дает возможность выбрать красивое место и сократить первоначальные капитальные затраты. Проблема в том, что удаленная работа по самой своей природе является антиагломерационной или, по крайней мере, нейтральной для агломераций. Увеличение числа резидентов не обязательно делает город или поселок, акцентированный на удаленной работы, более привлекательным для перезда. Фактически, это может сделать его менее привлекательным, поскольку некоторые люди ценят пейзаж за окном и относительное уединение. По мере того как удаленная работа становится все более укоренившмся явлением, появляются новые модели жизни. Это требует от Просперы нового выгодного предложения, которое позволило бы подобным жителям самоидентифицировать себя с ней.

Сюдад Морасан строится в промышленном коридоре Гондураса, включающем жилую и промышленную зоны. Его лучшее ценностное предложение — это безопасность, возможность гулять ночью по улице, не будучи ограбленным или еще что похуже. Преимущества агломерации появятся по мере того, как Сюдад Морасан будет масштабироваться: упрощенная регистрация бизнеса, более совершенные суды и более совершенный режим регулирования сделают его конкурирующим центром для жителей Сан-Педро-Сула (второго по величине города в Гондурасе).

Заключение

Если нам повезет, мы находимся в начале восходящего тренда. В отличие от 2010 года, события в Гондурасе не единственные и не происходят сами по себе. Существует более широкая экосистема, которая создала еще больше проектов на стадии разработки. Использование недавнего успеха является ключом к сохранению такой динамики. Следующие несколько лет следует сосредоточиться на 1) расширении портфеля проектов и расширении сообщества, 2) взаимном обучении и тесной обратной связи и 3) предотвращении крупных общественных неудач.

Ключом к росту является расширение портфеля проектов и формирование более широкого сообщества. Недавняя пресса о Próspera сосредоточилась на техно-либертарианском аспекте. Хотя это и важная часть сообщества чартерных городов, но не единственная. Вовлечение международного сообщества, разработчиков инфраструктурных мегасистем и финансистов, таких как банки развития и суверенные фонды благосостояния, является ключом к максимизации вклада городов-чартеров.

По мере того, как проекты на местах набирают обороты, мы должны сообщать об их успехах и промахах. Все еще только начинается, и набор возможностей для предпринимателей в сфере чартерных городов очень широк. Некоторые из них будут успешными, некоторые, к сожалению, нет. Начало выработки консенсуса в отношении передовых практик позволит отрасли расти быстрее, чем в противном случае.

Наконец, для чартерных городов крайне важно избегать крупных общественных неудач. В отличие от компаний-разработчиков программного обеспечения, которые работают в мире битов, чартерные города работают в мире атомов. Будучи мега-инфраструктурными проектами, они требуют большей поддержки и доверия со стороны общества, чем большинство компаний. Поэтому чартерные города очень зависят от общественного мнения. Крупная общественная неудача может снизить темп и помешать строительству новых чартерных городов. Ядерная энергия является поучительным примером рисков, связанных с серьезными неудачами в обществе.

Как и любой стартап на ранней стадии, чартерные города в настоящее время двигаются импульсом. Движение городов-чаретрво должно привлекать таланты, финансирование и достигать ключевых этапов, создавая положительную обратную связь. Сейчас это движение крпнет.

Автор: Dr. Mark Lutter, директор Института Городов-чартеров

Оригинал статьи.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s