Как сломалась демография и как её починить?

Кроме жесточайшей за 100 лет пандемии, в 2020 году случилось ещё одно знаковое событие, которое осталось совсем без внимания, а зря. Впервые в истории Саудовская Аравия, как оплот патриархальных традиционных ценностей в части своей рождаемости опустилась ниже простого уровня замещения населения в 2,1 ребёнка на каждую женщину, достигнув показателя в 1.95 рождений.

Это не какая-то статистическая аномалия, а наглядная иллюстрация очень долгосрочного и глобального тренда, который начался в Европе ещё в конце 19 века, вопреки распространённому предрассудку что рождаемость населения сломали феминистки, атеизм и геи – всё это происходит сильно до того, как они стали модным западным трендом.

Следует сразу отметить, что отрицательная рождаемость это огромная проблема, хотя бы потому что для развития рынка нужен постоянный рост потребительской базы и если этого не происходит, рынок вполне может перестать расти (как в Японии, пребывавшей в стагнации последние 30 лет), тогда как на ожиданиях его роста завязана вся современная, постоянно усложняющаяся цивилизация, которая при долгосрочном понижающемся схлопывании объёмов потребления может просто сложиться как карточный домик.

Это, не говоря уже о таких критических аспектах развития человечества, как экспансия в космос, которая будет достаточно абсурдным и бесперспективным мероприятием, если мы не можем колонизировать даже пустующую Сибирь. Однако экспансия в космос также критически важна для нас, потому что все яйца нельзя хранить в одной корзине и жить ввиду этого лишь на одной планете – крайне небезопасно.

В конечном итоге, плотность населения прямо влияет на его (в т.ч. вот лично Вашу) продолжительность и качество жизни. Не случайно самая продолжительная жизнь в России в Центральном Административном Округе Москвы, а сама Москва занимает безусловное первое место в стране именно по качеству жизни. Чтобы понять, как это работает Вам достаточно съездить пожить в деревню, без доступа к медицинским услугам, культуре, службам доставки, скоростному интернету и т.д., просто, потому что покупательного спроса там недостаточно для развития всего этого.

Красным выделены зоны с высокой плотность населения

Почему именно сейчас люди перестали размножаться в достаточных для развития или хотя бы замещения популяции масштабах? Это достаточно хорошо изученный и очевидный в ответе вопрос, потому что рожают женщины, а хорошо обученные женщины, которые тоже признаны в качестве людей, имеют массу альтернативных родам занятий, поэтому неизбежно делают это позже и реже.

Критическое влияние на женскую репродукцию имеет женское же образование, чем женщина образованней, тем она меньше и позже будет рожать, по вполне понятным причинам трудоёмкости данного процесса. И тут мало что значат «традиционные» институты, даже такие патриархальные, как поражение женщин в гражданских и личных правах, которое сохраняется в Саудовской Аравии. Куда важнее – доступ женщин к ресурсам, необходимым для их образования, а саудиты, хотя и крайне патриархальны, всё же достаточно богаты и любят своих женщин, чтобы обеспечивать их хорошее образование и как следствие, они также исключаются из репродуктивного процесса, несмотря на все проблемы с женскими правами в стране.

Очевидное решение этой проблемы в виде искусственного препятствия женщинам в росте уровня жизни и доступе к образованию вряд ли кому-то в здравом уме придётся по душе.

Тем не менее, фактически это сегодня является единственной наглядно и масштабно работающей внутренней схемой исправления проблем демографии, которая демонстрируется сейчас в единственной развитой стране с успешным положительным демографическим приростом. Речь конечно об Израиле и их общинах ортодоксальных иудаистов — хасидов, где в значительных масштабах сохранилась традиционная патриархальная семья в её самом «архаичном» (по нынешним меркам) виде с исключительно религиозным образованием и значительной исключённостью этих общин из современного общества, за счёт которой ортодоксальные евреи в США имеют по 4,5 детей на женщину, а в Израиле вовсе 6,5. Только за счёт значительной доли хасидских семей, евреи сегодня демонстрируют аномально высокие темпы прироста населения, превосходящие даже показатели арабов, что было бы крайне печальной новостью для Ясира Арафата обещавшего победить своего заклятого врага посредством маток палестинских женщин.

Получается, самый реалистичный и отработанный механизм решения проблемы убыли населения – это создание своеобразных «заповедников архаики», где бы не действовали современные стандарты права, образования и национальных систем воспитания. Прогрессисты могут долго возмущаться этой модели, но их предложение экспортировать вместо этого архаику из третьих стран, ничем не лучше, а про теракты в исполнении хасидов или, например, амишей, мы слышали значительно реже.

Надежды на миграционное замещение депопуляции, даже без учётов всех рисков, ограничений и издержек массовой миграции, достаточно иллюзорны, учитывая, что описываемая тенденция депопуляции носит действительно глобальный характер и ускоряется именно в странах третьего мира. Буквально через несколько десятилетий мигрантов просто начнёт не хватать на всех желающих их принять.

Тем не менее, в краткосрочной перспективе именно внешняя, миграционная модель решения проблемы депопуляции в данный момент пользуется наибольшей популярностью в мире. Однако, она в своём централизованном исполнении сопровождается всё более очевидными рисками националистической изоляционистской реакции, когда по мере роста доли мигрантов в обществе увеличивается % голосов за экстремистов, ксенофобов и изоляционистов, в результате чего провал центристских политических сил оказывается значительно более вероятным, чем реальное построение работающего «плавильного котла».

Статистическая иллюстрация сокращения партий центра

Работающие решения этого парадокса тоже существуют и их демонстрирует прежде всего Швейцария, где миграционная политика (как и всё) крайне децентрализованна и строится снизу вверх – не национальное правительство, а именно местные общины, сами решают кого и сколько из мигрантов им принимать и как натурализовывать. В итоге миграционная политика оказывается значительно более легитимной, натурализация мигрантов оказывается несоизмеримо более качественной, поскольку в ней прямо участвуют местные общины, благодаря чему Швейцария занимает лидирующие места в Европе и мире по доле переселенцев в страну в первом поколении, достигая астрономических 30%, а в отдельных кантонах (в Женеве) вовсе 60%, уступая в этих показателях лишь карликовым государствам и нефтяным монархиям.

Другой, в этот раз гипотетической альтернативой в решении демографического кризиса являются вспомогательные репродуктивные технологии, особенно услуги суррогатного материнства, постепенно внедряющиеся пока в высших классах, но на публичном уровне практически запрещённые юрдически, как коммерческая услуга.

Карта мира по правовому статусу суррогатного материнства, где тёмно-синий — оно легально, голубой — разрешены его лишь неприбыльные формы (что равнозначно его запрету), фиолетовый — оно разрешено лишь между близкими родственниками, красный — полный запрет, синий — регулирования нет (зато есть например нормы о запрете торговли людьми, под которые эти практики очень легко подвести, при отсутствии прямой их легализации)

Рассчитывать на массовое коммерческое внедрение сразу технологий вынашивания в искусственных матках не стоило бы, учитывая, что разработка и массовое внедрение подобных технологий требует огромных усилий и вливаний специализированного крупного бизнеса, которому сейчас просто физически не дают появится государственные регуляторы в абсолютном большинстве стран. Даже несмотря на то что в России, например, платное суррогатное материнство формально легально, оно всё равно допустимо лишь по медицинским основаниям и для семейных пар, что сокращает его сферу применения не более чем для 5% семей.

На протяжении всей истории человечества всё новые активности, ранее находящиеся в состоянии натурального хозяйства и самообеспечения, переводились в сферу специализированных рыночных услуг, достигая на этом поприще несравненно большей доступности, качества и масштабов. Начинали подобные тренды также зачастую богачи, при активном сопротивлении и осуждении общества. Все эти признаки очень точно подпадают под динамику услуг суррогатного материнства в частности и вспомогательных репродуктивных технологий в целом. Поэтому можно ожидать следующей демографической революции, или, если угодно, нового демографического перехода, именно в этом. Что, впрочем, опять же, упирается в проблему централизованных юрисдикций и их юридических и регуляторных ограничений, и неповоротливости. Также, как и в случае с миграцией и традиционным религиозным образованием.

Кроме того, есть достаточно много исследователей и работ, указывающих на обратную связь между ростом централизованного пенсионного обеспечения и сокращением рождаемости. Как бы люди не пытались декларировать обратное, они всё же экономические агенты и при росте альтернативных моделей обеспечения по старости, экономические стимулы заводить детей снижаются. Когда пенсионные системы государствами вводились, не скрывалось. что это чисто политический шаг, направленный на повышение лояльности подданных к родному правительству. В те времена не могли представить к каким фатальным для популяции последствиям это приведёт. Никто конечно не предлагает лишать стариков помощи по старости, однако излишняя централизация в этих вопросах с избыточно усреднёнными решениями и методами, просто уничтожает экономические стимулы к деторождению. Тем более что современная национальная солидарная пенсионная система физически не может существовать дальше, учитывая те демографические процессы, которая она запустила.

Надеемся, вы уже поняли, что все эти факторы сокращения рождаемости имеют одинаковый источник, в виде государственного централизма и одно и то же решение, в виде фрагментации общего регуляторного массива на децентрализованное множество конкурентных юрисдикций и правовых систем.

Каким конкретно образом они будут решать проблему демографии – не столь уж принципиально. Важно понимать, что любое из этих решений упирается в косность существующих политических институтов и решение тут везде одно и то же, в виде радикальной децентрализации, иначе говоря, переходе к панархии. Это вопрос буквально нашего дальнейшего физического выживания как вида, без преувеличений.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s