Коллаж: Фрагментация как альтернатива консенсусу

Основные концепции мета-анархического политического видения

Консенсус — это ситуация, когда люди достигают взаимного согласия по заданному вопросу. Анархия любит консенсус. На самом деле, некоторые анархисты, похоже, считают, что это единственно приемлемая форма принятия решений.

К сожалению, у консенсуса есть свои ограничения: 1) способность к консенсусу быстро падает с увеличением размера группы; 2) обычно его достижение занимает много времени; 3) не все любят участвовать в сложных и длительных дискуссиях по каждому вопросу и т.д.

Все это обычные возражения против анархизма и аргументы в пользу правительств, устроенных сверху вниз. То есть государства.

Государства полагаются на принцип решений типа “одно для всех”. Они заявляют, что это неизбежное следствие крупномасштабной организации. Ведь мы не можем достичь реального консенсуса между миллионами людей, верно?

Но на самом деле вам не нужен консенсус для миллионов людей.

Иногда, возможно, существует реальная необходимость принять решение, которое должно быть принято такой большой группой людей. Возможно, какая-то проблема планетарного масштаба вроде изменения климата.

Однако это случается гораздо реже, чем государство пытается нам показать. Существует гораздо меньше групп, которым действительно требуется общее решение. Государство действует таким образом не из-за какой-то «естественной необходимости» и не потому, что оно имеет в виду наилучшие интересы общества, а для того, чтобы навязать тип управления, более удобный для самого государства: унифицированные системы гораздо более совместимы с централизованным управлением.

Привыкшие к такому подходу к принятию решений как к «естественному», некоторые из нас могут бессознательно перенести его на свои представления о более свободном обществе. Это своего рода то, что случилось с «представительной демократией»: все жители страны обязаны выражать огромную совокупность своей коллективной воли через бутылочное горлышко выбора одного правителя, единого набора правил, единого акта голосования. Хотя кое-что изменилось, структура управления осталась похожей на монархическую. Неудивительно, что некоторые люди считают, что такая демократия вряд ли им пригодится.

Если удобство для общества (а не удобство для цетрализованного правительства) является для нас приоритетом, на первый план выходит другой тип принятия решения — «фрагментация».

Что это? Это такой тип принятия решений, который подразумевает, что разные люди должны иметь возможность принимать разные решения относительно того, как они хотят жить, и того, как они хотят организовать свою среду обитания. Это также означает, что их сосуществование может быть скоординировано в рамках предписания общих протоколов взаимодействия.

Принцип фрагментации широко используется в индустрии программного обеспечения с открытым исходным кодом и известен как «форк» (разветвление). Но можем ли мы применить его к политической организации?

Давайте рассмотрим несколько примеров.

Жители микрорайона расходятся во мнениях относительно того, нужно ли строить дорогу на месте местного сада. Чтобы разрешить этот спор, можно использовать методы разрешения конфликтов, примирить обе стороны и достичь консенсуса на основе компромисса. Также можно было найти новые, нетривиальные решения, которые устроили бы всех. Если нет средств на такую роскошь, как достижение консенсуса, можно принять решение согласно мнению большинства. Но независимо от того, какой метод мы здесь применяем, это все равно останется универсальным решением. В данном случае технологии нашего времени не оставляют нам альтернативных подходов к этой проблеме. Итак, фрагментация здесь неприменима.

Вот еще один пример. Жители города считают, что курение травы в общественных местах вредно для всех в этом городе. Жители другого города считают, что курение травы в общественных местах безвредно, а может быть, даже полезно для курильщиков. Теперь вы можете фрагментировать решения на региональном уровне. Ненавистники марихуаны могут запретить курение в своем городе, а любители марихуаны — разрешить в своем. В этой ситуации предпочтительна фрагментация.

Все, что требуется, — это общий протокол, под которым подписываются оба города, и который постулирует, что отдельные города могут проводить свою собственную политику в отношении курения марихуаны. Назовем это «протоколом интерполяции». Если необходимо, это может быть формальный протокол явного взаимного согласия — в противном случае это неформальный протокол «мы просто позволяем друг другу заниматься своими делами». Это «согласие несоглашаться», но применимое к реальной политической организации.

Сегодня в некоторых странах уже существует аналогичная система фрагментации решений, основанная на высокой степени региональной автономии. Но она ограничена строгими границами государств или регионов. Она по-прежнему подчиняется центральной власти и очень плохо реагирует на изменение предпочтений местных жителей. В то время как принцип фрагментации может применяться практически до бесконечности — вплоть до отдельных лиц (или даже субличностей). Это может обеспечить гораздо более динамичную и адаптивную политическую организацию, способную превращать локальные решения в общественно признанные почти «в реальном времени». Это то, что на жаргоне Делёза называется «свободным потоком желания» (free flow of desire).

Если посмотреть с другой стороны, идея о том, что большая группа людей должна участвовать в принятии единого унифицирующего решения, подразумевает подавление некоторой части людей с отличными интересами. Обычно за этим следует делегитимизация этих групп с использованием разнообразных оправданий: они неграждане, они непатриотичны, они привилегированы и т.д.

Диктатура немногих, власть большинства и консенсус — всё это разные методы координации в рамках единой архитектуры унифицированной сети принятия решений. Консенсус — это, конечно, наиболее анархический вариант в рамках этой конкретной архитектуры.

Но анархические методы принятия решений могут быть разработаны на основе разной архитектуры. Например, на основе сети с высокой степенью фрагментации. В таких сетях тесно связанные области — их можно назвать «ассамбляжами» (assemblagesпо терминологии Делёза — перемежаются слабо связанными «промежутками» (gaps) между разными областями / ассамбляжами.

На самом деле, в большом анархическом обществе принцип консенсуса может функционировать только вместе с принципом фрагментации. В полностью связанных областях / ассамбляжах наиболее вероятно достижение консенсуса. Эти области / скопления могут быть сообществами людей со схожими ценностями, либо независимыми людьми. Тот факт, что существуют промежутки меньшей скученности между этими областями / ассамбляжами, позволяет каждой области / сообществу выбирать свои собственные пути существования и развития.

Image for post
Иллюстрация “сплоченной” и “фрагментированной” сети.

Виртуальные государства и мета-анархия

Какая политическая основа была бы наиболее эффективной для фрагментации? Я не уверен, что прямо сейчас можно дать решающий ответ на этот вопрос, но мы уже можем попытаться обрисовать и реализовать такую структуру.

Представьте себе виртуальные государства, которые действуют как децентрализованные провайдеры законов для всех, кто желает пользоваться их услугами. На пользователей различных виртуальных государств распространяются разные наборы ограничений, которые они сами считают предпочтительными. Они часто образуют локализованные сообщества, потому что так удобнее взаимодействовать с пользователями, у которых одни и те же провайдеры. Но провайдеры не подчиняются строгим территориальным рамкам. Виртуальные государства сами по себе не территориальны, хотя они и могут концентироваться на определенных территориях. Где-то появляются точки притяжения, собирающие пользователей только определенного виртуального государства, в то время как в других местах пользователи множества разных таких систем располагаются рядом друг с другом. Отношения между пользователями различных виртуальных государств координируются сетями протоколов интерполяции различного масштаба, формального и неформального типа. Одни виртуальные государства могут существовать внутри других виртуальных государств; они могут быть любого размера и формы; они могут смешиваться, скрещиваться, соединяться, разъединяться и разветвляться.

Давайте назовем эту систему “Коллаж”. Мета-анархический Коллаж, если быть особенно точным — политическая система максимального самоопределения. Это также система, которая является полностью возникающей и самоорганизующейся, без какой-либо центральной власти. Другими словами, это конфедеративная система.

Коллаж подразумевает, что внутри него возможны любые сообщества. Включая те, которые не соответствуют вашим личным ценностям. Включая этнонационалистические анклавы — а также коммуны, где националистов категорически не приветствуют. А также курорты исключительно для любителей синтетических наркотиков; или городок для людей, которые хотят создать полностью функциональное фурри-сообщество; или средневековый город с гильдиями и рыцарями; или примитивистский заповедник охотников-собирателей; или в любое другое общество, в котором вы хотели бы жить.

С учетом вышесказанного, мы можем предположить, что изолированные собрания единомышленников-экстремистов, вероятно, будут редкостью в Коллаже. Хотя возможность таких собраний уже сама по себе снимет огромное количество социальной напряженности. Но для большинства людей, вероятно, будет предпочтительнее и устойчивее жить в «консервативных» сообществах с базовыми нормами децентрализации и самоуправления, плюс умеренная раздробленность на основе мелких разногласий. Под «консервативным» я подразумеваю только «сохранение некоторого набора ценностей» (в данном контексте анархических ценностей), а не тех ценностей, которые консерваторы связывают с этим словом.

Радикальные сообщества, в свою очередь, могут служить «политическими рубежами» для смелых и согласованных экспериментов, позволяя Коллажу в целом тестировать новые и необычные социально-политические режимы. Это сделает возможной ненасильственную социальную эволюцию — в отличие от той социальной эволюции, которую мы ее знаем, и которая происходит в результате насильственной конфронтации между прогрессивными и консервативными группами, а также взаимного принуждения и борьбы за власть друг над другими. Некоторые левые называют это «диалектическим ходом истории», но я предпочитаю называть его «чрезмерным аппаратом избыточного страдания».

С другой стороны, мы не можем точно предсказать, как будет выглядеть Коллаж. Может быть, это будет бесконечно изменяющийся шведский стол из различных миров, а не сборка, состоящая из «консервативного» ядра и «радикальной» периферии, как описано выше. А возможно, это будут обе эти системы, существующие как соседние самодостаточные Коллажи. Или, может быть, это будет что-то совершенно невообразимое с нашей сегодняшней точки зрения. В любом случае исторический детерминизм — фашистский по своей структуре. Помните: мы узнаем это только тогда, когда доберемся до цели.

Image for post

Предприниматели альтернативы и форки свободы

Только не путайте эту модель с обычным волюнтаризмом. Это вовсе не так, что мы можем просто избавиться от государства, и свободный рынок мгновенно превратит нас в сборище мирных консенсусных автономий. В действиетельности, глобальный капиталистический рынок в его нынешней форме, если он не встретит сопротивления, скорее всего, поглотит и подавит любые попытки формирования мета-анархической сети автономий.

Коллаж должен развиваться независимо, постепенно и органично: множество разных людей пробуют одновременно множество разных подходов, чтобы увидеть, какие из них работают, и синтезируют эти подходы вместе для достижения все более масштабных решений. Так возникают все функциональные социальные системы — путем постепенной эволюции, а не тщательного планирования.

Но если это так, то как мы можем поспособствавать созданию такой системы?

В первую очередь, каждый должен иметь право создавать свой политический проект и приглашать к участию всех желающих. Назовем эту деятельность «Предпринимательство альтернатив» — деятельность по созданию альтернативных проектов общества. Итак, мы должны признать право людей на такую деятельность. Создание альтернативной политической системы должно быть таким же простым, как создание коммерческого стартапа в стране, ориентированной на поддержку новых малых предприятий.

Image for post

О «необузданном капитализме» можно сказать много гадостей — и некоторые из них я уже упоминал, — но нельзя отрицать, что динамика рынка может использоваться как отличный инструмент для быстрого системного развития. Рынок, если он организован должным образом, по своей сути является технологией синтетической эволюции: люди предлагают свои продукты на рынке, «хорошие» продукты получают аудиторию, а «плохие» — отмирают, после чего цикл повторяется.

Итак, «хороший» или «плохой» продукт определяется совершенно косвенным образом. Кроме того, то, что продукт или его поставщики получают от привлечения аудитории, также варьируется в зависимости от типа рынка. На современных капиталистических рынках успех продукта приводит к финансовой выгоде для его поставщика и, как следствие, концентрации власти в руках этого поставщика. На рынке организационных систем продукт и его автор вознаграждаются внедрением своей системы, а также вложением личных ресурсов желающими присоединиться участниками. Думайте об этом как о бесплатной совместной разработке политической системы с открытым исходным кодом.

Точно так же эволюция — это не просто улучшение. Это улучшение выполнения определенных задач. А задачи, определяющие эволюционный отбор, могут быть любыми. Чтобы политическая эволюция не привела к оптимизации тоталитарных и централизованных систем, необходимо настроить соотвествующие критерии отбора. Во-первых, должен появиться рыночный спрос на анархические системы — для этого анархические системы должны проявить себя как лучший политический продукт. Во-вторых,

Мета-анархия — это панархия, но не любая панархия — это мета-анархия.

Некоторые из вас, возможно, слышали о подобной политической идее — панархии. На первый взгляд, это кажется идентичным мета-анархистскому видению — множественности политических систем, между которыми люди могут свободно выбирать. Однако я считаю, что следует указать одно важное различие.

Панархическая система не обязательно полагается на анархические принципы автономии и самоуправления. С таким же успехом это может быть множество нисходящих правительств с территориальным суверенитетом, вроде молдбаговского «лоскутного одеяла» (Patchwork). Панархия — это рынок политических систем, но, опять же, они могут быть любыми политическими системами — например, антиутопическими диктатурами без реальных альтернатив.

Сильные анархические институты и принципы имеют решающее значение для облегчения свободного потока политических желаний. Коллаж должен иметь широко распространенные надежные инструменты прямого политического воздействия снизу-вверх — будь то рынки, прямая демократия, блокчейн или что-то еще. Без таких инструментов Коллаж снова превратится в государственность.

Развитое мета-анархическое общество может позволить себе иметь государства с высоким риском принуждения — например, добровольные королевства или воиские культуры, но системное ядро Коллажа должно оставаться анархическим — для того, чтобы Коллаж продолжал существовать.

Image for post

Мета-Х. Базовый протокол Коллажа

Межполитийные протоколы различного масштаба — это клей мета-анархистского Коллажа. Чтобы гарантировать свободу и гибкость, сообщества должны иметь возможность согласовывать свои собственные протоколы. Затем успешные протоколы распространяются и принимаются другими. Однако, как и в случае с разработкой программного обеспечения, было бы гораздо удобнее разработать базовый протокол, на который будут накладываться все остальные протоколы.

Как должен выглядеть базовый протокол для Коллажа? Очевидно, здесь не должно быть очень много правил. Он не должен противоречить логике существования отдельных систем правил, но должен отдавать приоритет личной свободе отдельных людей над системами местных правил. Например: любой, кто хочет прекратить играть по правилам данного государства, должен иметь возможность покинуть его, и его нельзя сдерживать против его воли. Или, что еще лучше, любой, независимо от физического местонахождения, может в любой момент мгновенно переключиться на другого поставщика юридических услуг и, таким образом, немедленно оказаться в пределах другой юрисдикции.

Базовые протоколы сами по себе могут быть множественными и подлежат развитию. Собственно, скорее всего, так и будет. Чем более успешен данный базовый протокол, тем больше сообществ его примут.

В данном случае глобальный международный политический уровень будет управляться более неформальными соглашениями — или даже без явных соглашений вообще, но с помощью возникающих подобных рою ситуативных организаций. Неформальный подход кажется наиболее оптимальным для крупномасштабных взаимоотношений, так как он естественным образом вытекает из глобального баланса интересов. Сегодня большая часть международных отношений работает аналогичным образом. Этот подход требует гораздо меньшей алгоритмизации — конкретные ситуации и прецеденты становятся значительно более существенными.

Заключение

В настоящий момент это по большей части смутная фантазия. Сомнительное утопическое предложение. Конечно, многие проблемы и особенности, не затронутые в этом тексте, возникнут на практике. Однако определенные мета-анархические тенденции уже присутствуют в наши дни: автономные зоны, принятие решений на основе блокчейна, федеративные социальные сети, микронации, частные и чартерные города, демократический конфедерализм Рожавы, бесплатное программное обеспечение с открытым исходным кодом и многое другое.

Процесс сборки Коллажей уже начался, но если его не организовать должным образом, он будет распущен и побежден более тоталитарными и структурно фашистскими тенденциями: системами социального кредита, милитаризацией государственной полиции, массовой слежкой, использованием ИИ и больших данных для контроля сверху, автоматизацией принуждения и так далее.

Чтобы предотвратить это и обеспечить появление Коллажа, нам нужно постоянно объединять мета-анархические тенденции: создавать собственные альтернативы и личные утопии, создавать форки существующих проектов, вносить политические и идеологические новшества; и будьте готовы встретить ожесточенное сопротивление со стороны систем статуса-кво.

Но если мы каким-то образом добьемся успеха, мы можем внезапно оказаться на планете, которая является процветающей площадкой для хаотических согласованных экспериментов и постоянного исследования экзистенциальных возможностей; мир невообразимого разнообразия и красоты; мир тысяч онтологических границ.

Я бы сказал, что за такой мир стоит бороться.

. . .
Мы родились слишком поздно, чтобы исследовать Землю,
слишком рано, чтобы исследовать Вселенную,
но как раз вовремя, чтобы исследовать социально-политические альтернативы.
Image for post

Оригинал статьи
Перевод: Ved Newman

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s